автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

самое-пресамое
финальное произведение

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   





~ ~ ~ мои университеты (часть вторая)

Из Конотопа приехал мой брат Саша и ты совершила свой первый выезд в Графский парк.

С нами пошли ещё Славик и Ира. Я и Славик раскумарились возле озера, но брат мой таким не баловался.

Возвращались мы через калитку возле здания музпеда, где надо переступать железную полосу приваренную высоко на землёй и коляской там не проехать.

Я томно попросил Славика помочь перенести, но едва он протянул руки, чтоб ухватить коляску спереди, Саша вдруг вызверился и без обиняков гаркнул на Славика:

- Пошёл отсюда!

Славик послушно стушевался и тебя перенесли мы с Сашей.

Мне было приятно и гордостно, что у меня такой брат, а у тебя заботливый дядя — не уступил племянницу Славику.

Второй твой выезд туда же состоялся по приезду из Киева брата Иры.

Игорь был с женой и она его постоянно шпыняла, а он примирительным тоном пытался сглаживать острые углы.

Мне тогда подумалось, что у неё, наверно, ПМС, но в дальнейшем выяснилось, что ПМС этот у неё пожизненно.

Во время прогулки она то и дело раскрывала свой зонт и тут же начинало моросить.

На десятый раз Ире тоже дошло в чём причина и следствие, и она попросила жену Игоря не раскрывать больше зонт.

Та обрадовалась, что её заметили и оценили, и на обратном пути дождя уже не было...

«Князь» было семейным прозвищем Ивана Алексеевича и такое обращение его тешило.

Ну, ещё бы — из крестьянских мальчиков да в князья!

Хотя по внешности ему оно подходило, особенно когда раскроет газету — весь такой сытно вальяжный, в белой майке и синих штанах от спортивки.

Вобщем, баловали его этим прозвищем и было за что; ведь он — добытчик.

В эпоху дефицита не только свадебные костюмы дефицит, но также и некоторые виды продуктов, а тесть мой их добывал. Однажды привёз даже целый мешок гречки.

Привёз и поставил на кухне, у батареи центрального отопления под подоконником.

В левом углу от окна газовая плита, в правом колонка титан для нагрева воды, а как раз посередине этот мешок гречки.

И правильно — есть чем гордиться; люди специально в Москву за гречкой ездят, а тут вон целый мешок.

(...это как предмет гордости, охотничий трофей, типа бивней на стене, или меча от рыбы, или … эти, ветвистые... вобщем, их тоже на стену вешают...)

Ну, погордись ты неделю, пусть — две, а то уж скоро месяц, как этот мешок обходить приходится, уже и тёща ворчит, а в ответ.

- А? Ну, да...

И опять уткнулся.

Но тут на столе в кипе прочитанных им газет мне на глаза попала какая-то статья на археологическую тему. Саму-то статью я не стал читать, мне просто заголовок понравился: броский такой, даже туалет общаги вспомнился.

Сложил я эту газету определённым образом, чтоб один заголовок только виднелся, отнёс вечером на кухню и нежно так — голубоватым жестом — разместил его поверх мешка с гречкой.

Потом вернулся к двери, потушил свет и ушёл спать, оставив в темноте мешок под заголовком «ГРОБНИЦА КНЯЗЯ».

Утром мешка не было.

Всё-таки, как зять, я — классический «отэ́ падло»...

За день до отъезда я съездил в Конотоп, чтоб повидать Леночку, которая отдыхала в пионерлагере на Сейму.

Она там подтвердила, что я ей папа и отрядная воспитательница позволила нам покинуть территорию.

В сосновом лесу Леночка подобрала серое перо неизвестной птицы и я сунул его ей в волосы и дальше оно там само держалось.

(...индейцы не дураки — такие перья делают человека частью свободного мира, возникает сопричастность, контакт и взаимопонимание...)

Когда мы возвращались в лагерную цивилизацию, вовремя подбежавший порыв ветра встрепенул ей волосы и унёс перо.

Она даже и не заметила.

~ ~ ~


стрелка вверхвверх-скок