автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

самое-пресамое
финальное произведение

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   




И всё-таки, классная руководительница не полностью утратила ко мне доверие, потому что месяц спустя дала мне маленькое, но ответственное поручение – сходить в наш бывший класс и что-то передать Серафиме Сергеевне на словах.

Я постучал в знакомую дверь и повторил слова для Серафимы Сергеевны, которая сидела за учительским столом перед новой порослью первоклашек. Она поблагодарила и напоследок попросила меня прикрыть форточку в окне напротив двери, чтоб не было такого сквозняка.

Я с готовностью вскарабкался на подоконник, дотянулся, стоя на нём, до форточки и захлопнул, но для спуска не стал опять ложиться животом на подоконник, а спрыгнул на пол прямо с него. Прыжок получился на удивление ловким и я гордо вышел мимо парт с восторгом и почтением притихшей малышни.

Неужто это мне когда-то казались недосягаемо взрослыми созданьями те первоклассницы, что приходили с визитом в нашу детсадовскую группу? Заносчивые гусыни!..

А дома у нас появился телевизор, в котором дикторы читали новости на фоне кремлёвских стен и башен, шла прямая трансляция с чемпионатов Европы и мира по хоккею, отредактированные игры КВН, Кинопанорама, ну, и, конечно, фильмы.

Ни за что не подумал бы, что какой-либо фильм может длиться целых четыре серии, «Вызываю огонь на себя» открыл мне глаза – да, такое тоже возможно.

Но вот итальянское кино мне не понравилось, потому что когда Марчелло Мастрояни заговорил о возможности аборта, а я переспросил о чём это он, то соседка тётя Полина засмеялась, а папа сказал мне идти в детскую – это кино не для меня...

Гонка вооружений шла не только в телевизоре, но и в нашей мальчукóвой жизни. Мы доросли до шпоночного оружия: шпоночные пистолеты, шпоночные автоматы.

Что такое рогатка никому объяснять не надо, но рогатки бывают двух видов: для стрельбы камнями и для стрельбы шпонками.

(...камнестрельные рогатки – убойное оружие, в голодные послевоенные годы в Степанакерте пацаны сшибали ими воробьёв с деревьев себе на обед...)

Рогатка шпоночная – почти игрушка сделанная из алюминиевой проволоки, и вместо нарезанных из противогаза полос резины у неё круглая авиамодельная резинка, а заряжается она кусочком согнутой в дугу алюминиевой проволоки – шпонкой.

Захватываешь резинку в изгиб шпонки, тянешь на себя, отпускаешь и – та полетела. Убить не убьёт, но вполне почувствуется; лишь бы только не в глаз.

Теперь, если вместо рогатки резинку закрепить на оструганной кромке досочки и шпонку оттянуть вдоль той же кромки, то точность попадания многократно возрастает, поскольку шпонка берёт разгон по направляющей поверхности. Остальное на твоё усмотрение – выпилить из досочки автомат, или пистолет.

В том месте, до которого оттягивается шпонка, надо приладить курок из той же алюминиевой проволоки; кусок туго натянутой бельевой резинки обеспечит прижимание шпонки к досочке курком, покуда не спустишь его для выстрела.

С таким оружием не «та-та-та-кают», с ним спускаются в подвал и начинают охотиться друг на друга в темноте или полумраке; дзиньк шпонки о цементный пол или о стену подскажет, что противник где-то неподалёку и открыл по тебе огонь на поражение.

Но если ты занял позицию в приямке, то это почти неприступный дот: сиди и посылай шпонки на звук крадущихся шагов и если раздастся «ой!» – значит ты попал...

Осенью рядом с Кварталом прошла сдача и заселение двух пятиэтажек. Жильцы въезжали в их новые квартиры, а внизу, в бесконечных подвальных коридорах и бетонированных залах, сразу же развернулись шпоночные военные действия при свете редких жёлтых лампочек, но только поначалу – их гасили меткими попаданиями всё тех же шпонок с дальней дистанции.

 Основным недостатком шпоночного оружия является его, практически, бесшумность, тогда как для самоутверждения тянет грянуть во всю ивановскую.

Жизнь не стоит на месте и во дворе Квартала по вечерам стали раздаваться громкие одиночные выстрелы. Мальчики вооружились «пиликалками», а я опять припоздал и приходится заискивать и выспрашивать технологию производства изделия П.

Узкую медную трубочку надо согнуть как букву «Г», короткую часть буквы сплющить молотком и через оставшуюся трубочку залить немного расплавленного свинца, чтоб металл, остывая, образовал в трубочке ровно дно.

Находим толстый длинный гвоздь, чтоб доставал до дна трубки и ещё вытарчивал бы сантиметров на пять. Торчащую часть гвоздя тоже загибаем, но сгиб должен находиться выше края трубки, в которой он стоит.

Теперь гвоздь и трубка объединены в систему поршень-цилиндр и, в сборе, смахивают на оквадраченную букву «С».

Загибы трубки и гвоздя соединяем связанной в кольцо бельевой резинкой – изделие стало похожим на маленький лук, и теперь, когда гвоздь наполовину вытащен, натяжение резинки заставляет его упираться в медную стенку трубки до тех пор, пока не сожмёшь в ладони трубку с резинкой – при нажиме гвоздь соскальзывает внутрь и резко ударяет в свинцовое дно. Это было пробным холостым выстрелом.

Теперь остаётся лишь зарядить изделие, соскребая серу с головок спичек внутрь медной трубки, потом взвести гвоздь, зажать «пиликалку» в ладони, стиснуть – ба-бах! В темноте вечера в этот момент наблюдается даже симпатичный выплеск пламени из жерла трубки.

В общем, тот же принцип, что у пистонов-пистолетиков, но децибелы посолидней.

Изучив теорию, я собирался сделать свою «пиликалку», но у папы на работе не нашлось подходящей медной трубки. Однако, «пиликалка» у меня всё же была, должно быть, кто-то из мальчиков поделился лишней.

Да, обязательное среднее образование – это хорошая школа жизни...

Ну, а в самой школе наш класс перевели в одноэтажный нижний корпус, стоявший пониже и метров за сто от главного её здания. Кроме нашего класса там были только мастерские с тисками и даже с токарным станком, но их открывали лишь для уроков труда старших классов. Это случалось раза два в неделю, потому что в программе старшеклассников масса более важных предметов, а в остальные дни здание доставалось исключительно нам

Учение на отшибе имеет немало преимуществ, например, во время перемены бесись сколько влезет, не опасаясь нарваться на окрик учителя – они патрулировали лишь главное здание и приходили к нам по звонку, да и то не сразу, а после того как кто-нибудь из одноклассников прибежит со сторожевого поста на углу корпуса сказать какой предмет спускается от школы.

Дозорный – добровольная должность и важность её возрастала при проведении познавательных экспериментов, типа запихивания ножек радиодетальных сопротивлений в дырочки розетки на стене. Получалось короткое замыкание в 220 вольт и розетка плавила деталь, негодующе плюясь большими красивыми искрами.

(...сейчас просто диву даюсь почему никого из нас ни разу не шибануло током. Наверное, розетки в классной комнате добрые попались...)

В нашем доме тоже случились перемены – уехала семья Зиминых, потому что Степана сократили из-за Никиты Хрущёва, который пообещал Западу уменьшить численность Советской армии до двадцати миллионов и обещание это выполнялось даже когда его свергли на пенсию.

Сокращение затронуло даже атомные объекты. Перед отъездом жильцов из квартиры под нами,  их взрослая дочь Юля подарила нам свой альбом, куда собирала этикетки от спичечных коробков, потому что в то время коробки делались не из картона, а из очень тонкой фанеры, в один слой.

Спичечный коробок обтягивался синей бумагой, а сверху ещё и наклеивали какую-нибудь картинку-этикетку: с балериной Улановой, или морскими животными, или с портретами космонавтов. Этикетки можно было коллекционировать как почтовые марки, только сперва их надо отлепить с коробка намочив водою, ну, а потом, конечно же, высушить.

В альбоме Юли этикетки разделялись по темам: спорт, развитие авиации, города-герои, и всякое другое. Конечно, мне с братом и сестрой пришлось увлечься ими и мы продолжили коллекцию...

Вместо Юры Зимина моим другом стал тоже Юра, но под другой фамилией. Николаенко. Как и предыдущий Юра, он был соседом, но уже не по площадке, а по двору.

Когда выпал снег мы с ним и ещё одним мальчиком-нижняком ходили отыскивать в лесу норы лисиц, или хотя бы поймать зайца, потому что третий мальчик жил в деревянном доме и у него была собака. Он привёл её на поводке из бельевой верёвки и собака долго таскала нас за собой по лесу, где и вправду часто встречались заячьи следы. Однако, собака не обращала на следы никакого внимания, а бегала по сугробам и что-то вынюхивала.

Наконец, она начала упорно рыться в одном из них и у нас появилась надежда, что сейчас откопает затаившуюся в норе лису, мы даже палки приготовили на зверя, но собака вытащила из-под снега большую старую кость и мы прекратили охоту...

На каникулах многих детей моего возраста пригласили в соседний угловой дом, где нововъехавшие жильцы справляли день рождения своей дочери. За столом были одни только дети, без взрослых, и много ситра в бутылках.

Оказалось, что именинница тоже будет учиться в нашем классе. Она походила на Мальвину из Золотого Ключика, только волосы не синими локонами, а прямые. Красивая девочка с удовольствием вспоминала, что там, где они жили раньше, она была Королевой двора, а мальчики как бы её пажами.


стрелка вверхвверх-скок