автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 296                                 

(Корни Келлехер—в руке похоронный венок, траурный креп на шляпе—появляется среди зевак.)

ЦВЕЙТ: (Торопливо) О, вот кто тут нужен! (Переходит на шёпот) Сын Саймона Дедалуса. Малость перебрал. Пусть полисмены разгонят бездельников.

ВТОРОЙ СТРАЖ: Здрасьте, м-р Келлехер.

КОРНИ КЕЛЛЕХЕР: (Стражу, с полусонным взглядом) Всё в порядке. Я его знаю. Немного выиграл на скачках. Золотой Кубок. Клочок. (Он смеется) Двадцать к одному. Понятно, о чём толкую?

ПЕРВЫЙ СТРАЖ: (Оборачиваясь к толпе) А ну, чего рты поразевали? Двигайте отсюда. (Толпа с бормотанием медленно рассасывается вниз по улочке.)

КОРНИ КЕЛЛЕХЕР: Предоставьте это мне, сержант. Всё будет в порядке. (Он смеётся, встряхивая головой) И нам порой плохело, если не хуже. А? Не так?

ПЕРВЫЙ СТРАЖ: (Подхихикивает) Да, уж точно.

КОРНИ КЕЛЛЕХЕР: (Пихает локтем второго стража) Замнём твое то недоразумение. (Он напевает, мотая головой) С моим та-рам ту-рум тум-пум. Понятно, о чём толкую, а?

ВТОРОЙ СТРАЖ: (Прочувствованно) Да с кем не бывает!

КОРНИ КЕЛЛЕХЕР: (Подмигивает) Парни всегда останутся парнями. Со мной экипаж, там, за углом.

ВТОРОЙ СТРАЖ: Всё в порядке, м-р Келлехер. Доброй ночи.

КОРНИ КЕЛЛЕХЕР: Уж я позабочусь.

ЦВЕЙТ: (Пожимает руки обоим стражам, по очереди) Благодарю вас, джентельмены, благодарю. (Он доверительно бормочет) Скандалы нам ни к чему, вы ж понимаете. Отец – известная личность, высокоуважаемый гражданин. Просто не того овса налопался, вы ж понимаете.

ПЕРВЫЙ СТРАЖ: О, понимаю, сэр.

ВТОРОЙ СТРАЖ: Всё в порядке, сэр.

ПЕРВЫЙ СТРАЖ: Просто мне полагается докладывать в участке при случае с телесным повреждением.

ЦВЕЙТ: (Быстро кивает) Естественно. Совершенно верно. Ваша прямая обязанность.

ВТОРОЙ СТРАЖ: Такая у нас обязанность.

КОРНИ КЕЛЛЕХЕР: Спокойной ночи, ребята.

СТРАЖИ: (Разом отдавая честь) Ночи, джентельмены. (Они отходят мерной тяжёлой поступью.)

ЦВЕЙТ: (Отдувается) Ты как судьбой послан. Есть экипаж?

КОРНИ КЕЛЛЕХЕР: (Смеётся, указывая большим пальцем через плечо на экипаж стоящий возле лесов) Двое коммерсантов ставили шампань у Янмерта. По-княжьи, право. Один из них просадил два фунта на скачках. Заливал своё горе, потом надумали прошвырнуться к веселым девочкам. Так я их усадил на экипаж Бехена и – двинули по ночному городу.

ЦВЕЙТ: А я шёл по Гардинер-стрит, когда смотрю...

КОРНИ КЕЛЛЕХЕР: (Смеётся) Они, конечно, хотели и меня прихватить в мотальню. Нет, ради Бога, говорю. Не для таких старых лосей как я и ты. (Он снова смеется и косит тусклым глазом) Слава Богу, у нас это и на дому имеется. А? Понятно о чём толкую? Хах! Хах! Хах!

ЦВЕЙТ: (Пытается засмеяться) Хе, хе, хе! Да. Лично я как раз навещал одного моего старого друга, Вирежа, ты его не знаешь (бедняга уж неделю как слёг), ну, и выпили ликера напару, и я как раз уже шёл домой...

(Лошадь ржёт.)

ЛОШАДЬ: Гогогогогогог! Догогогогомой!


стрелка вверхвверх-скок