автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 249                                 

М-С БЕЛИНГХЕМ: Он прислал на мой адрес несколько записок с комплиментами, уподоблял меня Венере в мехах и выражал глубокое сочувствие моему кучеру Балмеру, что ждал меня в такой мороз, имея, впрочем, отличные наушники и шубу, а главное – счастье быть приближённым к моей особе, стоять позади моего стула, носить мою ливрею с гербовыми знаками: Белингхемовский щит удерживаемый соболем, в центре поля голова лося наискосок. Он весьма экстравагантно превозносил мои нижние конечности, полноту моих икр в растянутых до предела шёлковых чулках, и рассыпался в пылких похвалах прочим моим сокровищам скрытым в бесценных кружевах, которые, по его словам, не помеха его воображению. Он призывал меня к снисхождению и заявлял, что назначение всей его жизни в том, чтоб побудить меня к осквернению брачного ложа и совершить прелюбодеяние при первой же удобной возможности.

ДОСТОЧТИМАЯ М-С МЕРВИН ТЕЛБОЙЗ: (В костюме амазонки: твердая шляпка, сапожки со шпорами, замшевые мушкетёрские перчатки с плетеными застежками, придерживает свой длинный шлейф, непрестанно похлопывая охотничьим хлыстом) И мне всё то же самое. После того как увидал меня на стадионе в Феникс-Парке, на матче по поло Вся Ирландия против Остальной Ирландии. Естественно, мои глаза лучились божественным сияньем, когда я любовалась заключительным победным броском капитана Слоггера Деннеги из Иннискиллинга на его прекрасном жеребчике Кентавр. Этот плебейский Дон Жуан разглядывал меня из-за наёмной коляски, а впоследствии прислал мне в двойном конверте фотографию скабрезного толка, из тех, что продаются, как стемнеет, на бульварах Парижа, оскорбительные для всякой дамы. Снимок до сих пор у меня. Там изображена частично обнаженная сеньорита (его жена—по его клятвенным заверениям—снятая им на природе), в момент недозволительного сношения с мускулистым тореодором негодяйской наружности. Он склонял меня к подобному же поведению, к распутству и блуду с офицерами местного гарнизона. Он также умолял меня осквернить его письмо – не могу повторить каким образом, причинить ему боль, усесться верхом и скакать на нём, хлеща как жеребца.

М-С БЕЛИНГХЕМ: И мне такое же.

М-С ЙЕЛВЕРТОН: И мне – слово в слово.

(Несколько высокочтимых дублинских дам вскидывают неблаговидные письма полученные ими от Цвейта.)

ДОСТОЧТИМАЯ М-С МЕРВИН ТЕЛБОЙЗ: (Топает, призвякивая шпорами, в безудержном пароксизме нахлынувшего гнева) Что я и сделаю, клянусь Всевышним! Исполосую эту размазню, эту козявку – с живого не слезу. Запорю!

ЦВЕЙТ: (Закрыв глаза обмякает в предвкушении) Прямо здесь? (Ёлзается) Опять! (Подобострастно дышит) Обожаю опасность.

ДОСТОЧТИМАЯ М-С МЕРВИН ТЕЛБОЙЗ: Мало не будет! Выпишу под завязку! Ты у меня попляшешь Джека Латтена.

М-С БЕЛИНГХЕМ: Расквась тыльные части пошляку! Размалюй в полоски со звездами.

М-С ЙЕЛВЕРТОН БАРРИ: Срам! Беспардонность! Женатый мужчина!

ЦВЕЙТ: Что за люди! Я имел ввиду отшлепать. Докрасна, но без кровоподтеков. Лёгкое постегивание для стимуляции обращения.

ДОСТОЧТИМАЯ М-С МЕРВИН ТЕЛБОЙЗ: (С презрительным смешком) Вот как, моя прелесть? Ну, клянусь Богом живым, сейчас получишь сюрпризик на всю жизнь, так вздую, чтоб жизнь на волоске висела. Ты разъярил дремавшую во мне тигрицу.

М-С БЕЛИНГХЕМ: (Потрясая своей муфтой и лорнетом; мстительно) Всыпь ему похлеще, Анна, дорогая. Задай перцу. Забей этого пса до полусмерти. Девятихвостой кошкой. Кастрируй. Сделай ему вивисекцию.

ЦВЕЙТ: (Сокрушенно тушуясь, заламывает руки с умильной миной) Бросает в хлад! Весь трепещу! Всё из-за вашей небесной красоты. Забудьте. Молю о прощении. Кисмет. Простите мне на этот раз. (Он подставляет другую щеку.)

М-С ЙЕЛВЕРТОН: (Ожесточенно) Ни в коем случае, м-с Телбойз. Разделайте его под орех.

ДОСТОЧТИМАЯ М-С МЕРВИН ТЕЛБОЙЗ: (В бешенстве расстегивая свою рукавицу) Ещё бы! Свинья собачья – таким и уродился. Да посмел ко мне обратиться! Навешаю ему синяков прямо на улице, при всем народе. Всажу в него шпоры по самые колесики. Это ж всем известный рогоносец-подкукушник. (Она разъярённо сечёт воздух своим охотничим хлыстом) Хватит терять время, сдёрните с него брюки. Приблизьтесь, сэр! Быстрее! Начнём?

ЦВЕЙТ: (Дрожа, начинает повиноваться) Погода была такой теплой.


стрелка вверхвверх-скок