автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 283                                 

(Стефен и Цвейт глядят в зеркало. Лицо Вильяма Шекспира, безбородое, является там – заострённое параличем лицо, увенчанное отражением ветвистой оленерогой вешалки в прихожей.)

ШЕКСПИР: (Преисполненым достоинства чревовещанием) Громкие хаханьки – знак пустопорожнего ума. (Цвейту) Ты мечтал быть невидимым. Воззри же. (Он вскукарекивает смехом чёрного каплуна) Яго-го! Как мой Вспотелый удавил свою Звездумоню. Ягогого!

ЦВЕЙТ: (С кривой усмешкой шлюхам) Когда же я услышу шутку?

ЗОЯ: Когда-то ты дважды был женат и единожды вдов.

ЦВЕЙТ: Нехватки простительны. Даже великий Наполеон, когда были сделаны посмертные обмеры по коже...

(М-с Дигнам, вдовая женщина, её вздернутый нос и щёки раскраснелись от поминочной говорильни, слёз и темного ликера из заведения Танея, поспешает мимо в своём траурном платье, сбившейся шляпке, подрумяниваясь и пудря щеки, губы и нос. Лебедиха, подгоняющая свой выводок лебедят. Из-под подола её показываются буднишние штаны её мужа и носозадраные башмаки, здоровенно восьмого размера. Она несёт страховой полис Шотландские Вдовы и большой зонт-палатку, под которым за ней трусит её выводок. Пэтси, с отстегнувшимся воротничком, припадает на короткую ногу, побалтывая свиной вырезкой. Следом, подскуливая, Фреди; Сузи, со ртом плаксивой кильки; Алиса, тетешкая младенца. Она их поторапливает, высоко взвивая свои ленты.)

ФРЕДДИ: Ах, ма, ты меня юзом тащишь!

СУЗИ: Мама, бульон выкипает.

ШЕКСПИР: (В паралитической ярости) Сы фторым шо порешил первава.

(Лицо Мартина Канинхема, бородатое, сменяет шекспирово безбородое лицо. Зонт-палатка пьяно шатается. Дети бросаются врассыпную. Под зонтом показывается м-с Канинхем в шляпке Весёлой Вдовы и халате-кимоно. Она семенит бочком и перегибается япончастым поклоном.)

М-С КАНИНХЕМ: (Поет) Меня кличут сокровищем Азии.

МАРТИН КАНИНХЕМ: (Непроницаемо воззрясь на неё) Великолепно! Самая распродолбанная прошмандовка!

СТЕФЕН: Et exaltabuntur cornua iusti. Царицы слягаются с племенными быками. Вспомните Пасифаю, из-за чьей похоти мой прадреводедушка соорудил первую исповедальню. И не забудьте мадам Гризел Стивенс, а также свинских отпрысков рода Ламбертов. И Ной был пьян от вина. И ковчег его нараспашку.

БЕЛЛА: Только этого тут не хватало. Здесь вам не там.

ЛИНЧ: Не мешай, он недавно из Парижа.

ЗОЯ: (Подбегает к Стефену и охватывает его) Ух, ты! Выдай нам какую-нибудь парлеву. (Стефен нахлобучивает шляпу на голову и отскакивает к камину, где и стоит, вздернув плечи, распростёрши перепончастые руки, с намалёванной улыбкой на лице.)

ЛИНЧ: (Дроботя по дивану) Ртт Ртт Ртт Ррррррттттттт.

СТЕФЕН: (Хурдымурдычет, с марионеточными подергиваниями) Тысяча место развлечений, отводить ваш вечер с прекрасный дамочка по продаже перчатки и другой вещи, она наверняка любить отличный модный заведение, очень эксцентрик, где много кокотка в красивый одежда, совсем как принцесса, там танцевать канкан и кейк-уок, где парижеский клоунеры, экстра глюпый, для холостой иностранцы, всё-таки хотя бы они мало говорить английский, но очень много знать дело любви и наслаждений чувство. Очень изысканый господа, для большой удовольствие, побывать на небеса и ад, представление с похоронный свечи, там сорить серебро, представлять каждый вечер. Полный шок, ужасный комедия, религиозный вещи виданный во весь мир. Самый шикарный женщины приходят скромный-скромный, потом раздеваться и кричать громко, когда видеть, как вампир дебошировать монашка, очень свежий, молодой с dessoustroublant. (Он громко прищёлкивает языком) Ho la la! Ce pif qu'il a!

ЛИНЧ: Vive la vampire!

ШЛЮХИ: Браво! Парлевуу!


стрелка вверхвверх-скок