автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 281                                 

(Сигарета выпадает из пальцев Стефена. Цвейт подымает и швыряет её в камин.)

ЦВЕЙТ: Не надо курить. Вам бы лучше поесть. Чёртов пёс подлизался ко мне. (Зое) Найдется у вас что-нибудь?

ЗОЯ: Он голоден?

СТЕФЕН: (Протягивает руку к её улыбке и возглашает на мотив кровной клятвы из СУМЕРКОВ БОГОВ)

Hangende Hunger, Fragende Frau,
Macht uns alle Kaput.

ЗОЯ: (Трагично) Гамлет, я омлет твоего отца! (Она берёт его руку) Синеглазый красавчик, дай прочту по твоей руке. (Показывает на его лоб) Нет ума, нет морщин. (Она считает) Два, три, Марс, это храбрость. (Стефен мотает головой) Не балуй.

ЛИНЧ: Он боится грома за горами. Юноша, что не умел трястись и вздрагивать. (Зое) Кто научил тебя хиромантии?

ЗОЯ: (Оборачивается) Не морочь мне яйца, которых нет. (Стефену) Я по твоему лицу вижу. Глаз алмаз. (Она хмурится, опустив голову.)

ЛИНЧ: (Смеясь, хлопает Китти по заду, дважды) Вот так. Порка по ладони. (Дважды громко щёлкает линейка, гроб пианолы распахивается, давая выскочить круглой лысеватой голове чертика-в-коробке – отца Долана.)

ОТЕЦ ДОЛАН: Кто-то из мальчиков давно не получал порки? Очки разбились? Лодырь-аферист. По глазам вижу. (Мягко, благосклонно, ректориально и укоризненно голова Джона Конми подымается из пианолового гроба.)

РЕКТОР ДЖОН КОНМИ: Да будет вам, Отец Долан! Уймитесь. Я уверен, что Стефен очень хороший мальчик.

ЗОЯ: (Изучая ладонь Стефена) Женская рука.

СТЕФЕН: (Бормочет) Валяй. Ври. Держи меня. Ласкай. Для меня Его почерк был всегда неразборчив, я мог лишь различить отпечаток Его злодейского большого пальца на тюльке.

ЗОЯ: В какой день ты родился?

СТЕФЕН: В четверг. Сегодня.

ЗОЯ: Дитя четверга далеко пойдёт. (Она прослеживает линии на его руке) Линия судьбы. Влиятельные друзья.

ФЛОРИ: (Указывая) Воображение.

ЗОЯ: Полнолуние. Ты встретишься с... (Она порывисто осматривает его кисть.) Я не хочу про плохое. Или тебе охота знать?

ЦВЕЙТ: (Разводит её пальцы и подставляет свою ладонь) Больше вреда, чем пользы. Вот. Мою почитай.

БЕЛЛА: Покажи. (Она переворачивает руку Цвейта) Так я и знала. Узловатые суставы, падок на юбки.

ЗОЯ: (Вглядываясь в ладонь Цвейта) Решёточка, поедешь за море и женишься на деньгах.

ЦВЕЙТ: Завралась.

ЗОЯ: (Поспешно) О, вижу. Короткий мизинец. Подкаблучник. Курям ноги моешь. Не так? (Чернушка Лиз, здоровенная наседка в очерченом мелом круге, подымается, расправляет крылья и квохчет.)

ЧЕРНУШКА ЛИЗ: Гара. Клоок. Клоок. (Она соскальзывает со свежеснесённого яйца и вперевалочку отходит.)

ЦВЕЙТ: (Показывает на свою руку) Этот вот рубец от несчастного случая. Упал и порезался, двадцать два года назад. Мне было шестнадцать.

ЗОЯ: Вижу, сказал слепой. Расскажи чего поновее.

СТЕФЕН: Видала? Движется к одной великой цели. Шестнадцать лет назад я—двадцати двух лет—сковырнулся, двадцать два года назад он—шестнадцатилетний—упал со своего конька-палочки. (Он морщится) Где-то я ушиб руку. Надо сходить к дантисту. Деньги?


стрелка вверхвверх-скок