автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 237                                 

КИССИ КЭФРИ: (Её голос взмывает выше)

Уж так она рада,
И всё ей как надо:
От лапки гуся.

(Стефен, размахивая ясеньком в левой руке, весело напевает начальный гимн из пасхальной мессы. Линч, в низко надвинутой жокейской кепке, сопровождает его, морщиня лицо в недовольной ухмылке.)

СТЕФЕН: Vidi aquam egredientem de tempo a latera dextro. Alleluia.

(Изглоданные обломки бивней старой шлюхи выдвигаются в дверной проём.)

ШЛЮХА: (Шелестяще сиплым шепотом) Тсс! Иди сюда, пока говорю. Тута целка есть. Тсс.

СТЕФЕН: (Altius aliquantulum) Et omnes ad quos pervenit aqua ista.

ШЛЮХА: (Плюет им вслед свой выхарк яда) Медики из Троицы. Фаллопиева трубка. Только пыжатся, а у самих ни шиша.

(Эди Бодмен, сидя на корточках напару с Бертой Сапл, принюхивается и затыкает ноздри шалью.)

ЭДИ БОДМЕН: (Взахлеб) И тут она грит, я, грит, тебя, грит, видела в Вернячном месте с твоим скребуном, железнодорожным смазчиком, в его простипомной шляпе. А хоч бы и так, грю. Уж не тебе б грить, грю. Ты ж миня не застукала, грю, в люке, с женатым шотландцем, грю. Видали такую? Лосиха. Упёртая, как мул! И таскается с двумя парнями зараз, один - Килбридж, машинист паровоза, и ещё капрал Олифант.

СТЕФЕН: (Triumphaliter) Salvi facti i sunt.

(Он взмахивает своим ясеньком, дробя контур фонаря, разбрызгивая свет по всему миру. Желтовато-печёночный с белым пятном спаниель, унюхав след, с рычанием бросается к нему. Линч отваживает его пинком.)

ЛИНЧ: И что?

СТЕФЕН: (Оглядывается) А то, что всеобщим языком станет не музыка, не запах, а жест – как способ общения обозначающий не совокупный смысл, но первую энтелехию – структурный ритм.

ЛИНЧ: Порнософическая филотеология. Метафизика с Мекленбург-стрит.

СТЕФЕН: Имеем пример Шекспира, объезженного строптивою, а также подкаблучника Сократа. Сам всемудрейший Страгирит был зауздан, оседлан и обкатан светом любви.

ЛИНЧ: Ба!

СТЕФЕН: Короче, кто сможет парой жестов изобразить хлеб и кувшин? У Омара хлеб и кувшин изображаются таким вот движением. Ну-ка, подержи мою палку.

ЛИНЧ: К чертям твою распрожёлтую палку. Куда идём-то?

CТЕФЕН: К похотливой, как рысь, la belle dame sans merci, к Джорджине Джонсон, ad deam qui laetificat juventutem meam.

(Стефен вручает ему ясенёк и медленно разводит руки; голова его запрокидывается назад, покуда обе руки отходят на весь размах от груди - ладони опущены в пересекающихся плоскостях, левая чуть выше, а пальцы вот-вот растопырятся.)

ЛИНЧ: Какой тут кувшин хлеба? Нескладуха. Может, это таможня. Изобразитель. Держи свой костыль и потопали.

(Они проходят. Томми Кэфри обхватывает столб газового фонаря и вскарабкивается, конвульсивно притискиваясь, но соскальзывет вниз на верхнем отрезке. Близнецы бросаются прочь в темноту. Матрос, покачиваясь, прижимает указательный палец к крылу носа и высмаркивает длинную жидкую струю соплей из другой ноздри. Взвалив на плечи фонарь, уходит, спотыкаясь, сквозь толпу со своим полыхающим факелом.

Медленно наползают змейки речного тумана. Из канав, расселин, канализационных колодцев, от куч навоза—отовсюду—подымаются зловонные смрады. Зарево полыхает южнее, за разворотом реки к морю. Матрос, непрестанно спотыкаясь, рассекает толпу и бредёт дальше к трамвайной развилке. В глубине из-под железнодорожного моста появляется Цвейт, раскрасневшийся и запыхавшийся, запихивая хлеб и шоколад в боковой карман. Портрет в витрине парикмахерской Гиллена являет ему элегантный образ галантного Нельсона. Кривое зеркало сбоку преподносит вогнутое отражение любвекинутого давнотеряного траурногого Цеевейейта. Сумрачный Гладстон видит его каким он есть: Цвейт, как Цвейт. Он проходит, ушибаясь о взор осерчавшего Веллингтона, но выпуклое зеркало ухмылисто отзеркаливает доброжирные глаза и жироломтевые щечищи Веселпольда риксдикс дольда.

У дверцы Антонио Рабайотти Цвейт останавливается, потея под яркими дуговыми лампионами. Он исчезает. Через миг появляется вновь и спешит дальше.)


стрелка вверхвверх-скок