автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 238                                 

ЦВЕЙТ: Рыба с картошкой. Ч. Х.. Эх!

(Он ныряет в лавку мясника Олхойсена под разматывающийся книзу железный занавес. Через пару минут из-под занавеса выскакивает пыхавшийся Польди, отдувающийся Цвейехейт. В каждой руке у него по свёртку: в одном чуть тёплые свиные ножки, в другом холодная баранья ляжка в присыпке из немолотого перца. Он бездыханно застывает на месте. Потом кособочится и со стоном притискивает свёрток к своим ребрам.)

ЦВЕЙТ: В боку закололо. И чего было бежать?

(Сделав осторожный вдох, он проходит вперед к офонаренной развилке. Опять мелькает отблеск зарева.)

ЦВЕЙТ: Что такое? Сигнал? Прожектор.

(Он стоит на углу Кормака, всматриваясь.)

ЦВЕЙТ: Северное сияние или сталелитейня? Ах, бригада, конечно. Вобщем, к югу. Сильно горит. Может, его дом. Берлога подбиралы. До нас не дойдет. (Он бодро напевает) Горит Лондон! Горит Лондон! Весь в огне! Весь в огне! (Замечает матроса, что кривуляет сквозь толпу на дальней стороне Талбот-стрит) Только б не упустить. Придется бегом. Догоню. Срежем тут.

(Он рванул через улицу. Пацаны завопили.)

ПАЦАНЫ: Гляди, мистер!

(Два велосипедиста, с болтающимися во весь мах бумажными фонариками, чуть не задев его, несутся мимо, трезвоня звонками.)

ЗВОНКИ: Стойтевсейтевсейтевсе.

ЦВЕЙТ: (Замер выпроставшись, пронизанный спазмой) Оу!

(Оглянушись, он резко прыгает вперёд. Гигантский вагон-пескорассыпщик украдкой ползёт на него из наплывающего тумана, помигивая громадными красными фарами; дуга шелестит по проводам. Водитель ударяет по своему ножному гонгу.)

ГОНГ: Бам Блям Бля Дум Дур Дуу.

(Резко щёлкает тормоз. Цвейт, вскинув руку в белой перчатке полисмена, выкарабкивается—одеревенелоного— с путей. Курносого водителя швырнуло вперед, на рулевое колесо, и он вопит вслед, покуда Цвейт проскальзывает над цепями и стойками.)

ВОДИТЕЛЬ: Эй, засранец, ты тут трюкачом пристроился?

ЦВЕЙТ: (Выскочив тройным прыжком на тротуар, вновь останавливается, смахивает зажатым в руке свёртком лепешку грязи со щеки) Эта часть не проезжая. Был на волосок, зато в боку колоть перестало. Надо снова заняться упражнениями по Сендоу. Отжимания. Спасает даже от несчастных случаев. Что на роду написано. (Он ощупывает карман брюк) Панацея бедной мамочки. Бывает что каблук застревает в стрелке, или шнурок в шестерёнку вматывает. На днях колесо Черной Марии царапнуло мне ботинок на углу Леонарда. Трижды – уже колдовство. Обувная магия. Водитель – наглая рожа. Надо б пожаловаться. Может, тот самый, что обломал мне сегодня утром, с той лошадницей. Красавчик в том же стиле. Но враз среагировал. Деревянная походка. Скажут шутя, а глядишь – в самую точку. Как меня тогда скрутило на Лед-лейн. Что-то я съел подсыпанное. Знак везунчика. Почему? Должно быть, на кого пошлёт. Меченая скотинка. (Он на миг закрывает глаза) Тяжесть в голове. К месячным, или из-за того. В мозгах усталости туман. Такая истома. Хватит с меня. Оу!

(Зловещий силует, ноги вперекрёст, опирается о стену О'Бейра, лица не распознать – уколото тёмной ртутью. Силует свирепо озирает его из-под широкополого сомбреро.)

ЦВЕЙТ: Buenos noches, senorita Blanca, que calle es esta?

ФИГУРА: (Непроницаемо подымает руку в условном знаке) Пароль. Sraid Mabbot.

ЦВЕЙТ: Хаха. Merci. Эсперанто. Slan leath. (Он бормочет) Шпион кельтской лиги, подослан тем башибузуком.

(Он делает шаг вперёд. Омешоченный тряпичник заступает ему путь. Он делает шаг влево, тряпомешочник – туда же.)

ЦВЕЙТ: Прошу. (Он проворачивается, изготавливается бочком, проскальзывает мимо и дальше.)

ЦВЕЙТ: Держись правой, правой, правой. Зря что ли в Степсайде Туристский Клуб врыл столб-указатель на потеху публики? "Я, заблудшая душа, оставляю письмо для страниц ИРЛАНДСКОГО ВЕЛОСИПЕДИСТА, пусть поместят в разделе ДЕБРИ СТЕПСАЙДА." Держись, держись, держись правой. Тряпки и кости в полночь. Наверняка скупщик краденого. Убийцы в первую очередь бегут к нему. Смыть свои прегрешения.


стрелка вверхвверх-скок