автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 282                                 

(Зоя шепчет Флори. Они хихикают. Цвейт высвобождает свою руку и лениво пишет на столе, задом-наперёд, выписывая медленные изгибы.)

ФЛОРИ: Что? (Наёмный экипаж номер триста двадцать четыре, с галантнозадой кобылой, кучер Джемс Бартон, Гармони-авеню, Доннибрук, рысит мимо. Ухарь Бойлан и Лениен раскинулись, колыхаясь, на сиденьях. Ормондский коридорный уцепился на подножке сзади. Выглядывают c грустью поверх шторки Лидия Даус и Мина Кеннеди.)

КОРИДОРНЫЙ: (Подскакивая, дразнит их большим и прочими корявыми червяко-пальцами) Хе, хе, есть у вас рог? (Бронза подле золота, они перешёптываются.)

ЗОЯ: (Флори) Шепчутся. (Те снова перешёптываются.)

(Через колодезь экипажа Ухарь Бойлан склоняется, его гребцовская соломка надета набекрень, красный цветок зажат во рту. Лениен, в яхтсменской кепке и белых туфлях, заискивающе снимает длинный волос с плеча Ухаря Бойлана.)

ЛЕНИЕН: Хо! Что я тут вижу? Ты смахивал паутину в паре пёзд?

БОЙЛАН: (Сидя усмехается) Попарил индюка.

ЛЕНИЕН: Хорошая ночная работёнка.

БОЙЛАН: (Подымая четыре плотных тупокопытных пальца, подмигивает) Резвуха муха! Точно по шаблону, или вернём вам ваши деньги. (Он выставляет указательный палец) Во, нюхни-ка.

ЛЕНИЕН: (Нюхает шаловливо) Ах! Рак под майонезом. Ах!

ЗОЯ И ФЛОРИ: (Всхохатывают разом) Ха ха ха ха.

БОЙЛАН: (Уверенно соскакивает с экипажа и громко окликает, чтоб все слыхали) Привет, Цвейт! М-с Цвейт ещё не ложилась?

ЦВЕЙТ: (В лакейской плюшевой ливрее и брюках до колен, в желтоватых чулках и напудренном парике) Боюсь, что уже, сэр, последние принадлежности...

БОЙЛАН: (Швыряет ему шесть пенсов) На, купишь себе джина и содовой. (Он ловко вешает свою шляпу на отросток рогов на голове Цвейта) Введи-ка меня. По личному дельцу к твоей жене, уразумел?

ЦВЕЙТ: Спасибо, сэр. Да, сэр, мадам Твиди принимает ванну, сэр.

МАРИОН: Он должен чувствовать себя удостоеным высокой чести. (Она со всплеском вскакивает из воды) Рауль, дорогой, иди оботри меня. Я без всего. Только моя новая шляпка и полировочная губка.

БОЙЛАН: (С весёлой искринкой в глазу) Высше!

БЕЛЛА: Что это? В чём дело?

(Зоя шепчет ей.)

МАРИОН: И пусть он смотрит! Волхв! Сутенёр! Ещё и прополощет сам себя. Я напишу влиятельной проститутке, или Бартоломоне, бородатой женщине, исполосовать его рубцами в дюйм толщиной, и чтоб принёс мне свидетельство с печатью и подписью.

БЕЛЛА: (Смеясь) Хо хо хо хо.

БОЙЛАН: (Цвейту, через плечо) Можешь приставить глаз к замочной скважине и поиграться сам с собой, покуда я пропарю её разок-другой.

ЦВЕЙТ: Спасибо, сэр, будет сделано, сэр. Можно я приведу двух приятелей, засвидетельствовать акт и сделать снимок? (Он держит банку умащений) Вазелинчика, сэр? Апельсиновый цвет?.. Тёплой водички?..

КИТТИ: (С дивана) Скажи нам, Флори. Скажи нам. Что.

(Флори шепчет ей. Шепотливые ласкословеса бормочут, губочмякая смачно, маковично поплёскивая.)

МИНА КЕННЕДИ: (Воздев глаза) О, это должно быть как аромат гераний и прелестных персиков! О, он просто идолопоклонствует каждому её закоулочку! Слиплись! Покрываются поцелуями!

ЛИДИЯ ДАУС: (Раскрыв рот) Ням-ням. О, он носит её по комнате, делая это! Скачка на палке. Да их слыхать от Парижа и аж до Нью-Йорка. Словно полон рот земляники со сливками.

КИТТИ: (Смеясь) Хии хии хии.

ГОЛОС БОЙЛАНА: (Сладко, хрипло, изутробно) Ах! Хорезвкрук брукарчкрашт!

ГОЛОС МАРИОН: (Хрипло, сладостно, протискиваясь через ее горло) О! Хочмытьлуйгопустхнапухак!

ЦВЕЙТ: (Глаза его дико выпучены, стискивает себя) Вынь! Сунь! Вынь! Вдвинь ей! Глубже! Протарань!

БЕЛЛА, ЗОЯ, ФЛОРИ, КИТТИ: Хо хо! Ха ха! Хии хии!

ЛИНЧ: (Указывая) Зеркало верное природе. (Он смеется) Ху ху ху ху ху ху.


стрелка вверхвверх-скок