автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 278                                 

ГОЛОС КИТТИ: (В чаще) Покажи-ка нам какую-то из этих подушечек.

ФЛОРИ: Нате вам. (Вальдшнеп неуклюже пропархивает через подлесок.)

ГОЛОС ЛИНЧА: (В чаще) Фью! Ссыт кипятком!

ГОЛОС ЗОИ: (Из чащи) Прямиком из жаркого местечка.

ГОЛОС ВИРЕЖА: (Птицевождь, синеполосатый и оперенный в военных доспехах, продираясь сквозь трескучий тростник по жолудям и орешкам бука) Горячо! Горячо! Мудрый Сидящий Бык!

ЦВЕЙТ: Это сильнее меня. Теплая вмятина от её тёплых форм. Даже присесть куда садилась женщина, сперва подвернув белые атласные складки и чуть раздвинув ляжки, словно обещанье предельного блаженства. Такие женственно полные. Меня от этого буквально распирает.

ВОДОПАД:

Пулафока! Пулафока!
Пирполняет! Пирполняет!

ТИССЫ: Тсс! Скажи, сестра!

НИМФА: (Безглазая, в белом одеянии монахини, чепец и обвязка с громадными крылами, уставясь в немыслимые дали, негромко) Монастырь Умиротворения. Сестра Агата, гора Кармел, явления Нока и Лурдса. Желания полностью иссякли. (Она склоняет голову, вздыхая) Все эфемерно. Где кремовые чайки грёз машут над водами тёмными. (Цвейт привстает. Задняя пуговица его брюк отскакивает.)

ПУГОВИЦА: Бип!

(Две курвы с танцулек Кумба, дождюя мимо, вопят, как ошалелые.)

КУРВЫ:

О, Леопольд посеял штучку от трусов.
Теперь не знает как и быть,
Чтобы не падал,
Чтобы не падал.

ЦВЕЙТ: Вы разрушили очарование. Последняя соломинка. Что от вас осталось бы, черницы и послушницы, на полной эфемерности? Застенчиво, но с охоткой, как начавший ссать осёл.

ТИССЫ: (Теряя фольгу осыпающейся листвы, их кряжистые руки стареют и колышутся)Решительно!

НИМФА: Святотатство! Посягать на мою добродетель! (Большое влажное пятно появляется на её одеянии) Осквернить мою невинность! Ты не достоин касаться даже края одежд чистой женщины. (Она схватывается за своё одеяние) Погоди ж, Сатана. Вот ты и отпел свои любовные песни. Аминь. Аминь-Аминь-Аминь. (Она выхватывает стилет и, одетая в кольчугу избранного рыцаря девяти, ударяет его в пах) Некум!

ЦВЕЙТ: (Вздрагивает, перехватывает её руку) Хой! Небракада! Кошка с девятью жизнями. Играть честно, мадам. Никаких садовых ножиков. Лисица и виноград, так что ли? Чего нам не хватает с вашей колючей проволкой? Распятие узковато? (Он хватает её запону) Вас потянуло на святого аббата, или Брофи, хромого огородника, а может охота бесструйной статуэтки водолея, или доброй матушки Альфонсуса, а вдобавок и Райнарда?

НИМФА: (С криком вырывается от него, теряя одеяние, её гипсовая отливка трескается, облачко смрада вырывается из трещины) Поли..!

ЦВЕЙТ: (Кричит ей вслед) Как будто вы сами не занимаетесь этим втихомолку. Без дрыганья и массы тягучей жижы по всей тебе. Проверено. Ваша сила в нашей слабости. Какая нам плата за жеребцованье? Сколько выложите на бочку? Нанимаете мужчин-танцоров на Ривьере, я читал. (Убегающая нимфа голосит и причитает) Ага! У меня за плечами шестнадцать лет чёрного рабского труда. А завтра присяжные присудят мне алименты? Хотя бы пять шиллингов, а? Меня не проведёшь, ищи дурака. (Он внюхивается) Однако. Лук. Прогорклый. Сера. Жир.


стрелка вверхвверх-скок