автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 271                                 

ЦВЕЙТ: Не ошибиться б с дырочкой, как у меня случилось в вечер бала на благотворительном базаре. К неудаче. Продел не в тот крючок на моей... помянутой вами особе. В тот вечер она встретила... Готово!

(Он завязывает шнурок. Белла ставит ногу на пол, Цвейт подымает голову. Её тяжелое лицо, её взгляд ударяют его промеж бровей. Глаза его мутнеют, таращатся, помрачаются, нос набухает.)

ЦВЕЙТ: (Мямлит) Ожидая ваших дальнейших приказаний, пребываем, джентельмены...

БЕЛЛО: (С пронзительным взором басилевса, баритонным голосом) Пёс позорный!

ЦВЕЙТ: (Распалённо) Императрица!

БЕЛЛО: (Её тяжелые щеки отвисли) Обожатель прелюбодейской задницы!

ЦВЕЙТ: (Сокрушённо) Огромность!

БЕЛЛО: Говноед!

ЦВЕЙТ: (На полусогнутых лапках) Величавость.

БЕЛЛО: (Он хлещет её по плечу своим веером) Выгни ноги вперед! Левой скользни на шаг обратно. Падай. Ты валишься. Руками наземь!

ЦВЕЙТА: (Её воздетые, для выражения восторга, глаза зажмуриваются) Трюфеля! (С пронзительным эпилептичным воплем она падает на четвереньки, всхрапывая, хрюкая, копошась у его ног, потом валится, припав к земле с видом полнейшего преклонения, притворясь умершей, накрепко жмурясь, но вздрагивая веками.)

БЕЛЛО: (Со вздыбленными волосами, по багровыми щекам толстые кольца усов вокруг выбритого рта, на нём обмотки горцев, зелёное серебрянопуговичное пальто, спортивная рубаха и тирольская шляпа с пером болотного петуха; руки глубоко засунуты в карманы бриджей, он ставит свой каблук ей на плечо и вдавливает) Прочувствуй весь мой вес. Никни, рабья тварь, пред троном славы каблуков твоего деспота, в полном блеске их гордого торчания.

ЦВЕЙТА: (Восторженно блеет) Обещаю вовек не ослушаться.

БЕЛЛО: (Хохочет) Святой дым! Мало же ты представляешь что тебя ждет. Я тот тартар, что зауздает тебя и объездит! Держи пари на кентуккийский коктейль для всех клиентов, что эту блажь я из тебя выклеймлю, крохотуля. Борзеть? У меня не поборзеешь. Теперь ты и впрямь затряслась предчувствуя пинки каблучной дисциплины, вколачиваемой в спортивном костюме.

(Цвейта заползает под диван и выглядывает оттуда сквозь бахрому.)

ЗОЯ: (Расправляя подол пошире, чтоб скрыть её) Она не тут.

ФЛОРИ: (Пряча её свои платьем) Она нечаянно, м-р Белло. Она больше не будет, сэр.

КИТТИ: Не стоит чересчур её наказывать, м-р Белло. Вы ведь сжалитесь, мадамсэр?

БЕЛЛО: (Приманливо) Иди-ка сюда, милашка. Потолкуем, дорогуша. Ты поймешь и исправишся. Разговорчик по душам, голубушка. (Цвейта высовывает свою робкую голову) Вот и умничка-девочка. (Белло резко схватывает её за волосы, выволакивает) Я только малость тебя проучу – тебе же на пользу. По мягкому местечку. Что это тут сзади, такое пухленькое? О, совсем слегка, рыбонька. Ну, сейчас получишь.

ЦВЕЙТА: (Обмирая) Не порвите мне...

БЕЛЛО: (Свирепо) Кольцо в нос, клещи, палки по пяткам, крюк под ребро; ты у меня будешь кнут целовать под музыку флейт, как нубийский раб в старину. Допрыгалась, сиромаха. Попомнишь меня для равновесия природной жизни. (Вены на лбу его вздулись, лицо набрякло) Каждое утро, после смачного завтрака из жирной ветчины от Маттерсона и бутылки портвейна Гинеcа, я рассядусь на твоей оттоманоседлоспинке. (Он рыгает) Буду сосать мою добрячую бирже-маклерову сигару, да листать ГАЗЕТУ БАКАЛЕЙЩИКА С ЛИЦЕНЗИЕЙ. И очень может быть, что я тебя прирежу в своей конюшне, нашампурю, да и отведаю твоего мяска, разделав и поджаривши до хруста, как молочного поросенка, с рисом и лимоном, или с изюмным соусом. Ну, а сейчас тебе будет больно.

(Он выкручивает ей руку, Цвейта пищит, переворачиваясь задом кверху.)

ЦВЕЙТА: Не будь жестокой, няня! Не будь!

БЕЛЛО: (Выкручивая) Получай!

ЦВЕЙТА: (Вскрикивает) О, муки ада! Каждый нерв моего тела пронзён безумной болью!


стрелка вверхвверх-скок