автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 284                                 

СТЕФЕН: (Гримасничает, громко смеётся, запрокинув голову и шлёпая сам себя) Большой успех смеха! Ангелы – такой нахальный проститутки, а святой апостолы – проклятый бандиты. Куртизан, прелестный красота, блеск алмазы, очень приятно костюмированый. Может, вы больше хотеть, как имеют удовольствие современный развратный старики? (Он размашисто показывет похабными жестами, на которые Линч и шлюхи отвечают) Резиновый женский статуя, подвижный, натуральный величина, подсматривать девственницы, очень голый лесбик, целоваться пять, десять раз. Приходить джентельмены смотреть на зеркало—каждый поза—через такой машина, ещё когда желать, ужасно животный акт, сын мясника делать поллюция в тёплый телячий печень, или в омлет на брюхо piece de Shakespeare.

БЕЛЛА: (Шлепает себя по брюху, валится на диван, давясь смехом) Омлет на... Хо! хо! хо! хо! Омлет на...

СТЕФЕН: (Раздельно) Я люблю вас. Сэр, милый. Поговори свой английского язык для double entante cordiale. О да, mon loup. Сколько стоит? Ватерлоо. Ватерклозет.

(Он вдруг прекращает и вскидывает указательный палец.)

БЕЛЛА: (Смеясь) В омлет...

ШЛЮХИ: (Ухохатываясь) Бис! Бис!

СТЕФЕН: Заметьте. Мне приснилась дыня.

ЗОЯ: Отправляйся заграницу и полюби иностранку.

ЛИНЧ: Вокруг света за женой.

ФЛОРИ: Сны сбываются навыворот.

СТЕФЕН: (Раскинув руки) Это было тут. Улица шалав. На Серпентайн-авеню Вельзевул показал мне её, приземистую вдову. Где постелен красный ковер?

ЦВЕЙТ: (Приближаясь к Стефену) Послушайте...

СТЕФЕН: Нет, я летел. Мои недруги где-то внизу подо мной. И будут всегда. (Он кричит) Pater! Свобода!

ЦВЕЙТ: Да, послушайте же...

СТЕФЕН: Сломить мой дух, он? O merde alors! (Он кричит, его ястребиные когти заостряются) Хола! Хиллухо!

(Голос Саймона Дедалуса хиллукает в ответ, чуть заспанно, но с готовностью.)

САЙМОН: Всё как надо. (Испуская подбадривающие крики, он неуверенно ширяет по воздуху, взмывая на крепких массивных коршуновых крыльях) Хо, мальчик! Пшатт! В заезде с этими полукровками. Обойдёт на предел слышимости ослиного рёва. Взвейся выше наш флаг! Летящий чёрный орел на золотом поле. Король Ольстера при гербе! Хей хуп! (Он играет на губах сигнал фанфар) Балбал! Барблблбрарблбл! Хэй, мальчик!

(Пальмовые листья и просветы настенных обоев быстро разметываются по стране. Крупный лис, зарывший свою бабку, поднят из логова, резко мчит по полю, яркоглазый, вздыбя шерсть, выискивая барсучью нору под листьями. Свора борзых – следом, предвкушая причитающуюся им требуху, трубно барблбрблающие – обкровавиться б. Охотники Союза Лесников и охотницы распалённо гонятся, горя желанием убить. От Шестой мили, Плоскодома, Камня Девятой мили преследуют загонщики с узловатым дубьем, крючьями, арканами, чабаны с бичами, медвежатники с тамтамами, тореодоры махают шпагами, серые негры – факелами. Толпа вопит про игроков в кости, в напёрсточек, про зернь и чернь. Крики, улюлюканье, хриплоголосые букмекеры в высоких вещунских шапках оглушительно галдят.)

ТОЛПА:

Билет гонок. Гонки билет!
Десять к одному в поле.
Вон Томми на прахе! Томми на прахе!
Десять к одному дробь один.
Десять к одному дробь один.
Попытай свое счастье на мчащей Дженни!
Десять к одному дробь один.
Ставлю на банк, парни! Ставлю на банк!
Десять даю к одному!
Десять к одному дробь один!


стрелка вверхвверх-скок