автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 254                                 

КУЗНЕЦ: (Бормочет) Честь Господня! Так это и есть Цвейт? С виду ему едва ли тридцать.

ПЛИТОЧНИК-МОСТИЛЬЩИК: Вот достославный Цвейт, величайший реформатор в мире. Шапки долой!

(Все обнажают головы. Женщины горячо шепчутся.)

МИЛЛИОНЕРША: (Богато) Да он ведь просто великолепен, а?

ВЫСОКОРОДНАЯ ДАМА: (Благородно) Этот человек изведал всё.

ФЕМИНИСТКА: (Мужеподобно) И всё свершил!

ПОДВЕСЧИК КОЛОКОЛОВ: Классический тип лица. У него лоб мыслителя.

(Цвейтова пора. На северо-западе забрезжило восходящее солнце.)

ЕПИСКОП ДОВНА И КОННОРА: Я представляю вам вашего истинного президента-императора и царя-председателя, безмятежнейшего, могущественнейшего и властительнейшего правителя царства сего. Боже, храни Леопольда Первого!

ВСЕ: Боже, храни Леопольда Первого!

ЦВЕЙТ: (В рясе и пурпурной мантии, епископу Довна и Коннора, с достоитнством) Благодарю, отчасти выдающийся сэр.

ВИЛЬЯМ, АРХИЕПИСКОП АРМАГИ: (В пурпурном нагруднике и шляпе совком) Не изволите ли повелеть о вхождении в силу законов и всех ваших благоусмотрений, как в Ирландии, так и на территориях ей подвластных?

ЦВЕЙТ: (Возложив правую руку себе на яйца, клянётся) Да будет сподручнее Создателю иметь со мной дело. Обещаюсь всё исполнить.

МАЙКЛ, АРХИЕПИСКОП АРМАГИ: (Выливает флакон умащения для волос на голову Цвейта) Candiummagnum annuntio vobis. Habemus carneficem. Леопольд, Патрик, Эндрю, Дэвид, Джордж, будь чрез сие помазанником.

(Цвейт вздевает тканую золотом мантию, а на палец кольцо с рубином. Он подымается и встаёт на камень судьбы. Пэры-представители одновременно возлагают на себя свои двадцать восемь корон. Праздничный перезвон раздается от храмов Христа, Святого Патрика, Георгия и от весёлого Малахайда. Фейерверк Мирус-базара взвивается со всех сторон с символически фаллоидным орнаментом. Пэры бьют челом, один за другим, подходя и преклоняя колени.)

ПЭРЫ: Я истинно твой холоп, жизнью и членом, и на том тебе земно кланюсь.

(Цвейт подымает правую руку, на которой сверкает алмаз Koh-i-Noor. Его иноходец ржёт. Мгновенно воцаряет тишина. Включены беспроволочные межконтинентальные и межпланетные передатчики – вещать его выступление.)

ЦВЕЙТ: Мои любезные подданные! Мы жалуем нашего верного жеребца, Копула Феликса, наследственным Великим Визирем и объявляем, что сегодня отстраняем бывшую супругу нашу и возлагаем нашу царственную руку на принцессу Селену, украшение ночи. (Прежнюю морганическую супругу Цвейта торопливо убирают в обитель Черной Марии. Принцесса Селена, в лунно-голубом платье, с серебряным полумесяцем на голове, сходит из портшеза, внесённого двумя гигантами. Шквал приветствий.)

ДЖОРДЖ ГОВАРД ПАРНЕЛ: (Вскидывая королевский штандарт) Блистательный Цвейт! Воспреемник моего знаменитого брата!

ЦВЕЙТ: (Обнимает Джона Говарда Парнелла) Мы от всего сердца благодарим тебя, Джон, за такой царский приём на земле зеленой Эрин, земле обетованной наших общих предков. (Ему вручают хартию о вольностях города. Подносят ключи Дублина, скрещенные на малиновой подушке. Он всем показывает, что носки на нем зелёные.)

ТОМ КЕРНАН: Вы заслужили это, ваша честь.


стрелка вверхвверх-скок