автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 43                                

Вдоль телег у пристани Джона Роджерстона м-р Цвейт прошагал деловито, миновал переулок Ветряков, льномельницу Ликса, почту-телеграф. Мог бы дать и этот адрес. После дома моряков он отвернул от утреннего шума пристани и пошел по Лайм-стрит. У коттеджей Брейди мальчишка выуживал очистки в свое помойное ведро на бичевке, затягиваясь жеваным окурком. Девочка поменьше, с пятнами экземы на лбу, глазела на него, безразлично держа свой мятый обруч от бочки. Сказать что ли, что не вырастет, если будет курить? А, брось! И без того жизнь у него не клумба роз. Дожидается под пивными, отвести домой. Идем домой, па, к ма. Час не наплывный: не много наудит. Он пересек Таунсенд-стрит, миновал насупленое лицо Бетэля. Эль, да: династия: Алеф, Бет. И мимо похоронного бюро Николса. В одиннадцать состоятся. Время есть. Наверняка, Келлехер придержал этот заказ для О'Нейла. Когда поет жмурит глаза. Мозоли. В парке ее встретил. В темноте приметил. Пташечка приветик. Полиция дозналась. Она во всем призналась и назвала мой тимтиримлям тай. О, как пить дать придержал. Похороните у этого кактамего, дешевле будет. И мой тирилям, тирилям, тирилям, тарампампам.

На Вестланд-роу он остановился перед витриной Белфаст-Восточной Чайной Компании и почитал ярлыки на свинцовобумажных пакетах: отборная смесь, лучшее качество, семейный уют. Теплота. Чай. Надо бы взять у Тома Кернана. Хотя на похоронах не попросишь. Пока глаза его все еще вскользь читали, он тихо снял шляпу, вдохнув запах своей помады для волос, и с медленной грацией провел правой рукой по лбу и волосам. Очень теплое утро. Под прикрытием опущенных век, глаза высмотрели легкую выпуклость в его шляпе высшей кат. Тут. Правая рука опустилась внутрь шляпы. Пальцы проворно нашли карточку и переложили в карман жилета.

Ну и жарища. Его правая рука еще раз прошлась поверху: отборная смесь, изготовлено из лучших цейлонских сортов. Далеко на востоке. Чудное, должно быть, место: сад мира, большущие ленивые листья, хоть плавай на них, кактусы, луга сплошь из цветов, ползучие лианы, как там их называют. А может всё по-другому. Тамошние сингалезцы изнывают под солнцем, в dolce far niente. За весь день палец о палец не ударят. Из двенадцати месяцев шесть проводят в спячке. Слишком жарко, чтоб затевать скандалы. Влияние климата. Летаргия. Цветы праздности. Воздух густой. Азоты. Парник в Ботаническом саду. Растения способные чувствовать. Водные лилии. Лепестки слишком изнеможены, чтоб. Дремотный дурман в воздухе. Прогулка по лепесткам роз. Прикидываешь, отведать потрохов и коровьих копыт. Где это был тот малый, что я видел на какой-то картинке? Ах да, в мертвом море, лежал на спине, читая книгу, под раскрытым зонтиком. И захочешь не сможешь утонуть: до того плотная от соли. Потому что вес воды, нет, вес тела в воде равен весу. Или это объем равен весу? Есть еще закон про это. Вэнс в старших классах хрустел суставами пальцев, втолковывая. Из институтской программы. Хрустоломная программа. А и впрямь, что такое вес, когда говоришь: вес. Тридцать два фута в секунду, в секунду. Закон падающих тел: в секунду, в секунду. Все падают вниз. Земля. Сила притяжения Земли есть вес.

Он свернул и прошагал через дорогу. Как она телипала с теми сосисками? Примерно эдак. На ходу он вытащил плотно сложеный номер НЕЗАВИСИМОГО из бокового кармана, развернул, скатал в длинную трубочку и под каждый неспешный шаг постукивал по брючине. Вид побеззаботней: зашел от нечего делать. В секунду, в секунду. В секунду значит за каждую секунду. От бордюра он метнул острый взгляд в двери почты. В ящик уже поздно. Отправлю отсюда. Никого. Можно.

Он подал карточку сквозь медную решетку.

- Есть мне письма?

Покуда служащая просматривала в ящичке, он глазел на вербовочный плакат с солдатами всех родов войск на параде: и, держа кончик своей трубки у самых ноздрей, вдыхал свежепечатный запах рыхлой бумаги. Наверно, не ответила. Слишком много себе позволил в последнем.

Служащая передала ему обратно сквозь решетку его карточку и письмо. Он поблагодарил и быстро глянул на печатный шрифт на конверте.

Генри Цветсону, эскв.,
в Почт. Отд. Вестланд-Роу,
Центр.

Все-таки ответила. Он вскользь опустил карточку и письмо в боковой карман, опять осматривая солдат на параде. А где полк старика Твиди? Рядового в отставке. Этот: медвежьи шапки с петушиным пером. Нет, он из гренадеров. Косые обшлага. Вот где: дублинские королевские фузильеры. Красные мундиры. Тоже броско. Оттого, небось, так падки на них женщины. Униформа. Легче вербовать и муштровать. Письмо Мод Гонн, как их подбирают вечерами на улице О'Коннела: позор для нашей ирландской столицы. Газета Грифитса сейчас в ту же дуду: армия прогнила от венерических заболеваний: морская или полуподмоченная держава. У них тут вид как у полуфабрикатов: будто под гипнозом. Глаза напучь. Ать-два. Стол: тол. Хлеб: еб. Собственность короля. Нигде не видел его в форме пожарника или полисмена. Наверняка, масон.


стрелка вверхвверх-скок