автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 66                                

Уж он насмотрелся сколько тут зарыто в землю, и всё размечает делянку за делянкой. Священные поля. Больше б вместилось, если хоронить их стоя. Сидя или на коленях не получится. Стоя? В один прекрасный день почва проседает и голова покойника выходит на поверхность вместе с указующей рукой. Тут наверно вся земля как пчелиные соты, в продолговатых таких ячейках. Но поддерживает порядок, все чин чином, трава подстрижена, обочины. Майор Гэмбл свой сад именует "мой Монт-Жером". Что ж так оно и есть. Должны быть цветы сна. Гигантские маки, что растут на китайских кладбищах, дают наилучший опиум, говорил мне Мастиански. Ботанический сад совсем рядом. Это кровь впитываясь в землю даёт новую жизнь. Та же идея, что в росказнях про тех евреев, что убили юного христианина. Каждый по своей цене. Хорошо сохранившийся упитанный труп джентельмена-эпикурейца клад для фруктового сада. Торги. За останки Вильяма Вилкинса, счетовода-бухгалтера, недавно скончавшегося, три фунта тринадцать и шесть. Спасибочки.

Я бы сказал почва жиреет на трупном удобрении, кости, плоть, ногти, могильники. Жуть. Зеленеет и розовеет, разлагаясь. В сырой земле гниёт быстрее. Сухощавые стариканы туже. Сперва смахивают на жирные сорта сыра. Потом начинают чернеть, высачивают из себя жижу. И усыхают. Мотыльки смерти. Конечно клетки, или как там их, продолжают жить. Меняются. Практически живут вечно. Нечем питаться, питаются собой.

Но на них должны разводиться до чёрта личинок. Почва, небось, аж кишит ими. Сразу голову закружат. Вмиг утратишь ум и толк. Эти девушки на пляже. Он так по-хозяйски озирается. Даёт ему ощущение власти, видеть как остальные отправляются под землю раньше. Интересно, как он вообще смотрит на жизнь. Его кладбищенские шуточки: чтоб приободриться. Хотя бы про обмен сообщениями. Спуржен отправился на небеса сегодня в 4 утра. В 11 вечера закрываемся. Ещё не прибыл. Петр. Сами-то мертвецы, во всяком случае мужчины, не прочь услыхать шутку-другую, да и женщины – узнать что нынче в моде. Сочная груша, или дамский пунш: горячий, крепкий, сладкий. Отогнать сырость. Надо ж когда-то и посмеяться, пусть хоть так. Могильщики в ГАМЛЕТЕ. Свидетельство глубочайшего знания людского сердца. Не смеют шутить о мертвых на протяжении хотя бы двух лет. De mortuis nil nisi prius. Сперва пусть кончится траур. Трудно представить его собственные похороны. Кажется какой-то шуткой. Говорят, если прочитать посвященный тебе некролог, потом долго жить будешь. Придаёт второе дыхание. Новое издание жизни.

- Сколько у вас на завтра?- спросил смотритель.

- Двое,- сказал Корни Келехер.- На полдесятого и в одиннадцать.

Смотритель положил бумаги в карман. Тележка замерла. Провожающие разделились и прошли на оба края ямы, осторожно обходя могилы. Могильщики поднесли гроб и поставили его над краем, заводя под него верёвки.

Хоронят его. Пришли мы Цезаря похоронить. Его мартовские иды, или июньские. Не знает кто провожает, да и какая ему разница.

А это что еще за дылда там в макинтоше? Ну и ну, кто бы это, интересно знать. Вот те на, я б немного, но дал бы – узнать кто это и что. Всегда вынырнет кто-то, что ты ни сном, ни духом. Человек в состоянии прожить всю жизнь в одиночку. Да, мог бы. Однако, требуется ещё кто-то кто закопает после смерти, хотя могилу себе мог бы вырыть и сам. Что все мы и делаем. Только люди хоронят. Нет, муравьи тоже. Что сразу так поражает любого. Хоронить мертвецов. Скажем, Робинзон Крузо взаправду был. Ну, значит Пятница его схоронил. Каждый Пятница могильщик Четверга, если вдуматься. О, бедный Робинзон Крузо, да как же тебя сюда угораздило?

Бедняга Дигнам, его последнее возлежание на земле в этом ящике. Если вдуматься – страшная трата древесины. Вся изъедена. Могли бы изобрести элегантные носилки с перекидной панелью, опускать их туда. Еще чего, сразу пойдут возражения, а вдруг уложат с кем-то рядом. Они до того переборчивы. Положите меня в родимой земле. Горсть праха со святой земли. Только мать и мертворождёного ребенка всегда хоронят в одном гробу. Смысл понятен. Понимаю. Оберегать его до крайней возможности, даже в земле. Дом ирландца его гроб. Бальзамирование в катакомбах. Мумии. Та же идея.


стрелка вверхвверх-скок