автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 54                                

- Путается с подонками,- фыркнул м-р Дедалус.- Эта наглая тварь Малиган, как ни крути, ещё тот подлец. Вонища по всему Дублину. Но, с Божьей помощью и с благословением Его преблагой Матери, я однажды соберусь да напишу его матушке, или тётке, или кто уж она там ему, такое письмо, что раскроет ей глаза пошире ворот. Выведу подлеца на чистую воду, будьте уверены.

Он перекрикивал грохот колес.

- Не дам, чтобы её ублюдок или там племянничек, погубил мне сына. Официантово отродье. Папочка его продавал выпивку в заведении моего кузена, Питера Пола М'Свини. Не на таких напали.

Он умолк. М-р Цвейт перевёл взгляд с его рассерженных усов на тихое лицо м-ра Повера, потом на глаза Мартина Канинхема и на его печально подрагивающую бороду. Вспетушился. Переживает за сына. Отчасти прав. Что-то переходит от тебя. Если б маленький Руди выжил. Наблюдать как он подрастает. Слышать его голос в доме. Как идёт рядом с Молли в школьном костюмчике. Мой сын. Я в его глазах. Странное было бы чувство. От меня. Простая случайность. Должно быть в то утро на Раймонд-Террас, она из окна увидала пару собак за этим делом под стеной исправительной. А сержант ухмылялся. На ней был тот кремовый халат с прорехой, которую так и не зашила. Притронься, Полди. Боже, до смерти хочется. Как зарождается жизнь.

Потом раздалась. Пришлось отказаться от концерта в Грейстонсе. Мой сын внутри неё. Я бы помогал ему в жизни. Смог бы. Чтоб он был независимым. И чтоб знал немецкий.

- Опаздываем? - спросил м-р Повер.

- На десять минут,- сказал Мартин Канинхем, взглядывая на свои часы. Молли, Милли. То же, но пожиже. Её подростковая божба. Ё-ка-лэ-мэ-нэ! О, Зевс с подскоком! Пошел ты к Богу в рай! Всё ж славная девчушка. Скоро женщина. Маллингар. Миленький Папли. Молодой студент. Да, да: тоже женщина. Жизнь. Жизнь.

Экипаж раскачивался, четыре их туловища всколыхивались.

- Корни мог бы дать нам упряжку поудобней,- сказал м-р Повер.

- Мог бы,- сказал м-р Дедалус,- если б не его косоглазие. Усекаешь?- Он прискалил левый глаз. Мартин Канинхем принялся выметать сухие крошки из-под своих ляжек.

- Это еще что?- спросил он,- прости Господи. Крошки?

- Похоже, кто-то тут недавно поимел пикничок,- сказал м-р Повер.

Все приподняли свои ляжки, обозревая цвелую гладь кожи сидений. М-р Дедалус, сморщив нос, нахмурился книзу и сказал:

- Если я не слишком ошибаюсь. А как по-твоему, Мартин?

- И мне так кажется,- ответил Мартин Канинхем.

М-р Цвейт опустил свои ляжки. Хорошо, что я сходил в баню. Чувствую ноги совершенно чистыми. Но если б ещё м-с Флеминг получше заштопала эти носки.

М-р Дедалус смиренно вздохнул.

- В конце концов,- сказал он,- это самая естественная вещь на свете.

- Том Кернан явился?- спросил Мартин Канинхем, слегка покручивая кончик своей бороды.

- Да,- ответил м-р Цвейт.- Он сзади с Недом Ламбертом и Гайнсом.

- А сам Корни Келлехер?- спросил м-р Повер.

- На кладбище,- сказал Мартин Канинхем.

- Я утром встретил М'Коя,- сказал м-р Цвейт.- Он обещался придти при возможности.

Экипаж враз остановился.

- Что такое?

- Встали.

- Где мы?

М-р Цвейт высунул голову в окно.

- Большой канал,- сказал он.


стрелка вверхвверх-скок