автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 60                                

- Ни черта себе,- сказал м-р Дедалус.- Пульмановские вагоны и вагон рестораны.

- Невесёлая перспектива для Корни,- добавил м-р Повер.

- Почему?- спросил м-р Цвейт оборачиваясь к м-ру Дедалусу.- Разве это не приличней, чем скакать взапуски?

- В общем, что-то в этом есть,- заверил м-р Дедалус.

- И,- сказал Мартин Канинхем,- мы будем гарантированы от сцен вроде той, когда на углу Данфи опрокинулся катафалк и вывернул гроб на дорогу.

- Это было ужасно,- произнесло шокированное лицо м-ра Повера,- и тело вывалилось на дорогу. Ужас!

- Один-ноль в пользу Данфи,- сказал м-р Дедалус, покивывая.- На кубок Гордона Беннета.

- Хвала Господу,- набожно отозвался Мартин Канинхем.

Хрясь! Опрокинулись. Гроб об дорогу – бац! Вдребезги. Пэдди Дигнам выпулился и катится окостенело по пыли в коричневом саване навырост. Красное лицо: стало серым. Рот распахнулся. Вопрошает в чём дело. Очень правильно, что его прикрывают. С разинутым вид жутчее. И внутренности быстрей разлагаются. Намного сохранней если перекрыть все отверстия. Да, и там. Воском. Прямая кишка расслаблена. Все запечатать.

- А вот и Данфи,- объявил м-р Повер, при повороте экипажа направо.

Угол Данфи. Похоронные повозки тащатся утопить скорбь. Передышка при дороге. Отличнейшее место для бара. Надеюсь, мы притормозим тут на обратном пути, выпить за его здоровье. Пустить по кругу соболезнование. Элексир жизни.

Но, допустим, так бы и случилось. У него пойдет кровь, если б, скажем, перекидываясь, напоролся на гвоздь. И да, и нет, наверное. Смотря где. Обращенние останавливается. Все ж, что-то может высочиться из артерии. Вернее было б хоронить их в красном: в бордовом.

В молчании ехали они вдоль Филзборо-роуд. Мимо прорысил порожний катафалк, возвращаясь с кладбища: такой облегченный вид.

Мост Кросганс: Королевский канал.

Вода с рокотом ринулась из шлюза. На опускающейся барже стоит мужчина среди копен сена. На прибрежной дорожке, у створа, лошадь с отцепленной веревкой. Вдоль борта БУГАБУ.

Их взгляды собрались на нём. По медленным заросшим водам плыл он своей посудиной через Ирландию к побережью, буксирная веревка тащила его вдоль камыша, над илом с захлебнувшимися грязью бутылками, дохлыми псами. Этлон, Маллингар, Мойвели. Я мог бы проведать Милли, пойдя пешком вдоль канала. Или на велосипеде. Взять напрокат какой-нибудь драндулет, безопасно. У Рена на аукционе на днях был один, но дамский. Развитие водных путей. Хобби Джеймса Макэна перевозить меня на лодке. Дешёвый вид транспорта. По-этапно. Лодки в хозяйстве. Катание для прогулки. Также и катафалки. На небеса по воде. Пожалуй, не буду писать. Приеду сюрпризом. Лекслип, Клонсил. Опускаясь, шлюз за шлюзом, к Дублину. С болотными травами из центра острова. Салют. Он поднял свою коричневую соломеную шляпу, приветствуя Пэдди Дигнама.

Они миновали дом Брайена Воройма. Уже недалеко.

- Интересно, как поживает наш приятель Фогарти,- сказал м-р Повер.

- Это лучше спросить Тома Кенана,- ответил м-р Дедалус.

- Неужто?- сказал Мартин Канинхем.- Расставаясь, прослезился, полагаю.

- Хоть и с глаз долой,- сказал м-р Дедалус,- но сердцу дорог.

Экипаж повернул влево на Финглас-роуд.

Справа мастерская камнереза. Последний рывок. Столпясь на клочке земли показались безмолвные фигуры, белые, скорбные, простирающие упокоенные руки, стоящие на коленях, указующие. Обломки образов, разбитые. В белом безмолвии, взывающие. Самое лучшее на рынке. У м-ра Денана, монументалиста и скульптора.

Проехали.


стрелка вверхвверх-скок