автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 62                                

Мартин Канинхем шептал:

- Мне было до смерти неловко, когда вы при Цвейте завели про самоубийц.

- Что?- прошептал м-р Повер.- Как так?

- Его отец отравился,- шептал Мартин Канинхем.- Владелец отеля КОРОЛЕВА в Эннисе. Вы же слышали как он говорил, что собирается в Клэр. Годовщина.

- О, Боже!- прошептал м-р Повер.- Впервые слышу. Отравился!

Он оглянулся назад, где лицо с тёмными вдумчивыми глазами миновало мавзолей кардинала. Тоже в беседе.

- Он застрахован?- спросил м-р Цвейт.

- По-моему, да,- ответил м-р Кенан,- но под страховку много было занято. Мартин старается пристроить младшего в Атейн.

- Сколько всего детей оставил?

- Пятерых. Нед Ламберт говорит, что попобует устроить одну из девушек к Тодду.

- Печальный случай,- произнес м-р Цвейт мягко.- Пять несовершеннолетних.

- Тяжкий удар для бедной жены,- добавил м-р Кенан.

- Что верно, то верно,- согласился м-р Цвейт.

Её вышло сверху.

Он смотрел вниз на свои ботинки, которые наваксил и начистил. Она пережила его, утратила супруга. Для неё мертвей, чем для меня. Кто-то должен пережить другого. Мудрые речи. В мире больше женщин, чем мужчин. Пособолезнуй ей. Ваша горькая утрата. Надеюсь, скоро последуете за ним. Это ж только индийские вдовы. Выйдет за другого. За того? Нет. Хотя, как знать. Вдовство не в моде после кончины старой королевы. Везли на орудийном лафете. Виктория и Альберт. Траурный наряд от Фрочмора. А всё-таки она прицепила пару фиалок себе на шляпку. Тщеславна в глубине души. Все ради тени. Консорт, он даже не король. Сын уже кое-что. Какая-то надежда, на то, что уже в прошлом, но хотелось возвратить, надеялась. Возврата нет. Сперва надо уйти: одному, в сырую землю: и больше уж не нежиться в своей теплой постельке.

- Как ты, Саймон?- сказал Нед Ламберт мягко, пожимая руку.- Сто лет тебя не видел.

- Лучше некуда. Как дела в славном городе Корк?

- Я был там на скачках по пересечённой местности,- сказал Нед Ламберт,- все та же дешёвка. Задержался из-за Дика Тайби.

- Ну, как там Дик, крепок?

- Уже на небесах,- ответил Нед Ламберт.

- Пресвятой Павел!- сказал м-р Дедалус в сдержанном изумлении.- Лысый Дик Тайби?

- Мартин затевает сбор в пользу детишек,- сказал Нед Ламберт, указывая вперед.- По паре шиллингов с носа. Хоть поддержать их, пока выяснится со страховкой.

- Да, да,- сказал м-р Дедалус с сомнением.- Это старший мальчик там впереди?

- Да,- ответил Нед Ламберт,- с братом жены. Потом Джон Генри Ментон. Он подписался на фунт.

- И не диво,- сказал м-р Дедалус.- Я столько раз говорил бедняге Пэдди, чтобы держался за эту работу. Джон Генри не самый худший на свете.

- Как он её потерял?- спросил Нед Ламберт.- Выпивал небось?

- Слабость многих хороших людей,- сказал м-р Дедалус со вздохом.

Они остановились у дверей кладбищенской часовни. М-р Цвейт стоял позади мальчика с венком, глядя вниз на гладко причесанные волосы и тонкую шею с желобком, в новеньком воротничке. Бедный мальчик! Он был там, когда отец? Оба без сознания. В последний миг озаряет и напоследок узнают. Всё, что он мог сделать. Я остался должен три шиллинга О'Грэди. Он бы понял? Служители занесли гроб в часовню. Головой или ногами?

Через секунду он последовал за остальными, помаргивая в отгороженом свете. Гроб стоял на помосте за оградкой, по углам четыре высокие желтые свечки. Навеки пред нами. Корни Келехер, кладя венки под каждым из углов, дал мальчику знак опуститься на колени. Провожающие преклонили колени где пришлось, на молитвеные скамеечки. М-р Цвейт стоял позади, возле святой воды, и, когда все опустились, осторожно выронил сложенную газету из кармана поставить на неё правое колено. Свою черную шляпу он аккуратно пристроил на левом колене и, придерживая её поля, благочестиво склонил голову.


стрелка вверхвверх-скок