автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 7                                

Стефен достал булку, банку меда и масло из серванта.

Хват Малиган вдруг насупился:

- Что за бардак? Я ж ей говорил придти к восьми.

- Можно пить и черным,- сказал Стефен.- В серванте есть лимон.

- Иди ты к черту, вместе с твоими парижскими замашками,- окрысился Хват Малиган.- Желаю ирландского молока!

Хейнс приблизился к двери и негромко соообщил:

- Та женщина несет молоко.

- Благослови вас Господь,- завопил Малиган, вскакивая со стула.- Давайте к столу. Чай, наливайте. Сахар в пакете. Не люблю морочиться с этими проклятыми яйцами.- Он располосовал на блюде жареное и вышлепнул в три тарелки, приговаривая:

- Во имя отца и сына, и святаго Духа.

Хейнc, сидя, разливал чай.

- Кладу по два кусочка в каждый,- сказал он.- Однако, чай у вас, Малиган, крепчайший, не так ли?

Хват Малиган, откраивая толстые ломти от булки, отвечал слащавым старушечьим голосом:

- Ежели наливаю чай, так чай, говаривала матушка Гроган. А как отливаю воду, то – воду.

- Ну, этот уж всем чаям чай, клянусь небом,- сказал Хейнc.

Хват Малиган продолжал кромсать и гундосить:

- Уж так я его готовлю, миcсис Кахил. А миcсис Кахил ей в ответ: ей-бо, мэм, Господь не для того их посылает, чтоб смешивать в одной посудине.

Насаживая на острие ножа толстые краюхи хлеба, он поочередно протянул их своим сотрапезникам.

- Этот фольклор,- сказал он вполне серьезно,- как раз для вашей книги, Хейнc. Пять строк текста и десять страниц примечаний об обрядах и рыбо-божествах деревни Дандрам. Издано сестрами ведьмами в одна тысяча мохнатом году дремучей эры.

Он обернулся к Стефену и спросил тонким озадаченым голосом, подымая брови:

- Ты не припомнишь, братец, в Хамураби или в Упанишадах упоминаются раздельные посудины мамаши Гроган?

- Сомнительно,- сумрачно отозвался Стефен.

- Вот как?- продолжал Хват Малиган тем же тоном.- А на каких, простите, основаниях?

- По-моему,- ответил Стефен за едой,- про это нет ни в Хамураби, ни вокруг него. А матушка Гроган, наверняка, одна из родственниц Мэри Энн.

Лицо Малигана восторженно заулыбалось.

- Прелестно,- подхватил он изысканно сладостным голосом, показывая белые зубы и приятно помаргивая.- Так ты полагаешь - родственница? Ах, что за прелесть.

Затем, вмиг исказив свои черты свирепой хмуростью, проревел хриплым скрежещущим голосом, вновь рьяно кромсая булку:

Милашке Мэри Энн
На все давно плевать,
Но стоит юбку ей задрать...

Набив рот жареным, он и жевал и пел.


стрелка вверхвверх-скок