автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 10                                

Хват Малиган трагически вздохнул и положил ладонь на руку Стефена.

- И на меня не больше, Кинч,- сказал он.

И тут же сменившимся тоном добавил:

- Если как на духу, так ты, конечно, прав. К чертям их одолжения. Води их за ноc, как я. Чтоб они провалились. А теперь валим на выход из этого бардака.

Он встал, хмуро распоясался и снял c себя халат, смиренно приговаривая:

- Совлечены покровы с Малигана.

Вывернул на стол карманы.

- Держи свой сопливчик.

Одевая стоячий воротничок и бунтарский галстук, он то делал выговоры им, то заговаривал с висячею цепочкой своих часов. Руки его нырнули в чемодан и рыскали там, покуда он аукал чистый носовой платок. Укусы бестолочи. Боже, всего-то и делов – вырядить персонаж. Хочу лиловые перчатки с зелеными ботинками. Противоречие. Противоречу сам себе? Что ж, значит сам себе противоречу. Алчущий Малачи. Молока. Вихлястый черный предмет вылетел из его говорливых рук.

- Твоя парижская шляпа,- сказал он.

Стефен поднял ее и одел.

Хейнс окликнул их снаружи.

- Идете вы, дружки-приятели?

- Я готов,- ответил Хват Малиган, направляясь к дверям.- Выходим, Кинч. Полагаю, ты успел доесть что мы тут оставили.

Умиротворившись, он вышел понурой походкой, декламируя почти с тоской:

...и на пути он встретил Батерли.

Стефен, взяв свою трость, последовал за ними и, когда те двое сошли по ступеням, притянул неповоротливую железную дверь и запер. Здоровенный ключ скользнул во внутренний карман.

У подножия лестницы Хват Малиган спросил:

- Взял ключ?

- С мной,- ответил Стефен, опережая их.

Он шел первым. Слышалось как сзади Хват Малиган увесистым купальным полотенцем сшибает стебли переросшие прочую траву.

- Держитесь пониже, сэр. Куда вы выперли, сэр?

Хейнc спросил:

- А за башню вы платите?

- Двенадцать фунтов,- ответил Хват Малиган.

- Представителю министерства обороны,- добавил Стефен через плечо.

Они постояли, пока Хейнс обозревал башню и, в заключение, изрек:

- Зимой, наверное, мрачновата. У вас ее прозвали Мортеллой?

- Билли Ройл их понастроил,- ответил Хват Малиган,- когда французы шлялись по морям. У нас ее прозвали Пуповина.

- Так в чем ваша идея насчет Гамлета?- спросил Хейнc Стефена.

- Нет, нет,- вскричал Хват Малиган с болью.- Мне не вынести Фому Аквинского и пятьдесят пять доказательств, которыми он подпирает свою идею. Погодим, пока я оприходую хотя бы пару кружек.

Он обернулся к Стефену и произнеc, педантично одергивая уголки своего алого жилета:

- Ведь после третьей кружки ты ее не сможешь доказать, а Кинч?

- Она столько ждала,- равнодушно отозвался Стефен,- что может и еще подождать.


стрелка вверхвверх-скок