автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 124                                 

КВАКЕРЛИСТЕР: (a tempo) Но посягнувший на имя честное моё...

СТЕФЕН: (stringendo) Он припрятал своё собственное имя, честное имя, Вильям, в пьесах – тут жонглер, там актёр без слов – как художник в старой Италии помещал свой портрет в тёмном углу холста. Зато раскрыл его в сонетах, где will встречается в избытке. Как Джону О'Гонту ему дорого его имя, так же дорого как и герб, ради которого не блюдолизил—соболь вставший на дыбы под серебряным копьем, gonorificabilitudinitatibus—ему дороже славы величайшего потрясателя сцены в стране. Что в имени? Вот о чём спрашиваем мы сами себя в детстве, когда пишем имя, про которое нам сказали, что оно наша. Звезда, дневная звезда, огнедраконом поднялась при его рождении. Она и днем сияла в небесах ярче, чем Венера в ночи, сияла и по ночам над дельтой Кассиопеи, заходящего созвездия, что есть инициалом его имени среди звезд. Его взгляд устремлялся к нему, склоняющемуся на горизонт к выплеску из медведицы, как проходил он меж спящих полей летней полночью, возвращаясь из Шотери и из её объятий.

Оба удовлетворились. Я тоже.

Не говори, что ему было девять лет, когда она угасла.

И из её объятий.

Выжди, чтоб стали домогаться и завоевывать. Ага, красный девич. И кто же станет завоевывать тебя?

Читай в небесах. Autontimerumenos. Bous Stephanoumenos. Где твоя конфигурация?

Стефен, Стефен, козыри трефы. С. Д. Sua donna. Gia: di lui. Gelindo risolve di non amar. S.D.

- Что это м-р Дедалус?- спросил квакер библиотекарь.- Был такой небесный феномен?

- Ночью звезда,- сказал Сефен,- днем клубящийся столп.

Что тут ещё скажешь?

Стефен взглянул на свою шляпу, трость, ботинки.

Stephanos, мой венец. Мой меч. Его ботинки портят мне форму ноги. Купи пару. И носки у меня в дырках. Носовик тоже нужен.

- Ты неплохо сыграл на имени,- признал Джон Эглинтон.- Твоё тоже достаточно необычно. Полагаю, тут кроется объяснение твоему фантастическому юмору.

Мы, Меджи и Малиган. Легендарный мастер, ястребоподобный человек. Ты летал. Куда? Нью-Хевен – Дьепп, пассажир третьего класса. Париж и обратно. Перепел. Икар. Pater, ait.

Исхлёстанный морем, рухнувший, барахтающийся. Перепел ты. Быть тебе перепелом.

М-р Бест рьяно поднял свой блокнот сказать:

- Это крайне интересно, потому что этот мотив брата, знаете ли, мы встречаем и в древних ирландских мифах. Точно как и вы говорите. Трое братьев Шекспиров. У Гримма тоже, знаете ли, сказки. Третий брат женится на спящей красавице и получает главный приз.

Наилучший из братьев Бест. Хороший, получше, наилучший.


стрелка вверхвверх-скок