автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 115                                 

- Надеюсь, м-р Дедалус разработает свою теорию для просвещения публики. И уместно будет помянуть ещё одного ирландского комментатора – м-ра Джорджа Бернарда Шоу. Вспомним также м-ра Франка Харриса. Его статьи о Шекспире в САТЕРДИ РЕВЬЮ были просто блестящи. Как ни странно, он тоже обрисовывает нам неудачную связь с возлюбленной смуглянкой его сонетов. Счастливым соперником оказался Вильям Герберт, эрл Пемброкa. По моим понятиям, если уж поэту не избежать отказа, то это скорее гармонирует с—как бы выразиться?—с нашими представлениями о несовершенстве мира.

Он упоённо смолк, держа кроткую голову между ними, яйцо финиста, приз их ристалища.

- И он ей тыкает где ни попадя, весомо, по-супружески. Ты любишь, Мириам? Ты любишь мужа твоего?

- Такое тоже случается,- сказал Стефен.- У Гёте есть фраза, которую любит повторять м-р Маджи. Будь осмотрительным в желаниях юности, ибо такое и получишь в зрелом возрасте. Почему он посылает к этой шалаве—ездовой кобылке всех мужчин, честной девице с драной девственностью—лордова сыночка поухажорить вместо себя? Он сам был лордом языка и обернулся обеспеченым джентельменом, и написал РОМЕО И ДЖУЛЬЕТУ. Тогда – почему? Его вера в себя была безвременно убита. Изначально уложеный в колосистом поле (на поле ржи, мне следует сказать), он уж никогда не мог стать победителем в собственных глазах и победно наяривать в игру "хихикай и валяй". Не выручит его и напускной донджиованизм. Ни одно из последущих втираний не затрёт первой притирки. Вспоротый кабаньим клыком, он рухнул там, где распласталась любовь, исходя кровью. И пусть строптивая укрощена, при ней всё ж остается невидимое женское оружье. Неизбывное—я чувствую это в его словах—острие вонзившееся в плоть, понукающее его к новой страсти, в более смуглую тень первой, затеняющую даже его понимание самого себя. Его судьба определена на всю жизнь, и пара буйствующих сплетаются в водовороте.

Они внемлют. И в арки их ушей вливаю я.

- Душа изначально получила смертельную рану, яд влит в арку спящего уха. Но убиенным во сне не дано знать каким способом их прикончили, ежели только их Творец не сообщит им это знание в последущей жизни. Призраку короля Гамлета невозможно знать ни про отравление, ни про зверя о двух спинах, содеявшего его, не предоставь творец ему этого знания. Вот отчего речь его (простецкий, неприкрашеный английский) всегда обращена куда-то вспять. Упоенный насильник, каким он и хотел бы, да не мог быть, проходит с ним от синеокольцованых шаров слоновой кости Лукреции до груди Имогена, нагой, с розбрызгом пяти родинок. Он возвращается, изнеможённый творением, которое взгромаздил, чтоб спрятаться от самого себя, старый пёс зализывающий давнюю болячку. Но, раз уж утрата и есть его выигрыш, он переходит в вечность как ничего не утратившая личность, не обученый мудрости своих писаний и законов, которые сам же и открыл. Забрало его поднято. Он – призрак, теперь всего лишь тень, ветер Эльсинорских скал или, если угодно, голос моря, различимый лишь в сердце того, кто есть сутью его тени, сын единосущий с отцом.

- Аминь,- раздалось от дверей

Так ты нашёл меня, о, враже мой?

Entr'acte

С нахрапистым лицом, насупленый как дьякон, выступил вперед Хват Малиган, чтобы расплыться в блаженствующих переливах навстречу их приветственым улыбкам.

Моя телеграмма.

- Ты произносил речь о газобразном позвоночном, если не ошибаюсь?- спросил он.

Бордовожилетный, он весело приветствовал их снятой шляпой, как колпаком шута.

Его приветствовали.

Was du verlachst wirst du noch dienen.

Выводок насмешников: Фотиус, псевдомалачи, Джоанн Мост.

Он, Сам Себя родивший, посерединник Святого Духа, и Сам Себя пославший, Вновьскупщик, между Собой и остальными; Кто, гонимый Его врагами, обнажённый и исхлестанный, был пригвожден, как крыса к дверям амбара, голодал на кресте, Кто дал похоронить Себя, встал, сокрушил ад, ушёл в небо и там, все девятнадцать столетий, сидел по правую руку от Самого Себя, но ещё явится в один из грядущих дней, судить живых и мёртвых, когда все живые станут уже мёртвыми.


стрелка вверхвверх-скок