автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 93                                 

Перед высокими массивными дверями ирландской палаты парламента вспорхнула стая голубей. Подкрепились и резвятся. А ну ж, который? По-моему, тот чёрненький. Есть. Должно быть сладостно, так вот с лёту. Апджон, я и Овен Голдберг на деревьях возле Гус-грин играли в обезьянок. У меня была кличка Макрель.

Отряд констеблей выступил из Колледж-стрит строем по-одному. Гусиный шаг. Распаренные едой лица, аж шлемы взмокли, похлопывают свои дубинки. После кормежки с добрячей дозой жирного супа под ремнём. Счастливая участь полицейского. Они разбились на пары и рассеялись, откозыривая, по своим участкам обхода. Отпущены попастись. На них лучше всего нападать после пудинга. Пинком в заглоченый обед. Ещё один отряд, шагая вразнобой, обогнули ограду Троицы, направляясь в участок. Прямым ходом к своим кормушкам. Взвод, по коням. Будем рубать суп.

Он пересёк под охальным пальцем памятника Мору. В самый раз, что его поставили над уборной: слияние вод. Надо, чтоб и женские были. Забегают в кондитерские. Поправлю шляпку. Во всём широком мире ты не найдешь аллейки-и-и...Великая песня Джулии Морган. Сохраняла голос до самого конца. Училась у Майкла Болфи кажется?

Он уставился в широкую униформу замыкающего. С ними лучше не связываться. Джек Повер мог бы поделиться: папаша полицейский. Если кто ерепенится при задержании, они потом отводят душу в кутузке. Впрочем их нельзя винить, на такой работе, особенно с молодыми отморозками. Тот конный полицейский в день вручения степени Джо Чемберлену в Тринити, он сполна отработал за своё жалованье. Ещё как сполна! Цоканье копыт его коня, когда гнался за нами вдоль Эбби-стрит. К счастью мне хватило ума заскочить в МАНИНГС, а то б отмутузил. Ох, он и навернулся ж! Должно быть раскроил черепушку о мостовую. Нельзя было, чтоб меня прихватили с теми медиками. Да ещё те жлобы из Тринити-колледжа в своих квадратных шапочках. Так и нарывались на неприятность. Однако, там я познакомился с молодым Диксоном, что потом обрабатывал мне этот пчелиный укус. Работал в Mater, а теперь на Холлиз-стрит, где м-с Пурфо. Одно за одно, всё так и цепляется. У меня до сих пор в ушах свистки полицейских. Все врассыпную. И чего он так за мной увязался. Сдать в участок. Вот тут как раз и началось.

- Молодцы буры!

- Ура Де Вету!

- Вздернуть Джо Чемберлена на кривом суку!

Глупыши: свора молодых щенков, лают до хрипоты. Мы наш, мы новый мир построим. Через пару лет половина их в магистратуре или на государственной службе. Случись война: сломя голову в армию: одним миром мазаны и те, что на трибуне, и те, что в толпе

Никогда не угадать с кем имеешь дело. У Корни Келехера что-то от Харвея Даффа в глазах. Как тот Питер или Денис или Джемс Карей, что выдал непокорённых. Тоже из корпорации. Отирался среди желторотых, чтоб разнюхать. Все время получал жалованье из Замка, как секретный агент. Потом киданули его как горячую картошину. Потому-то эти шпики и ухаживают за прислугой. Легче уломать привычного услужать. Приловит её у чёрного хода. Потискает малось. Потом следущее блюдо меню: а кто это всё захаживает? А сынок хозяйский чего болтает? Соглядатай в замочную свкажину. Подсадная утка. Юный студент с пылкой кровью увивается вокруг ее пухлых голых рук занятых глажкой.

- Это твоё, Мэри?

- Мы такова не носим... Не лезьте, а то хозяйке скажу. И опять явилися заполночь.

- Близятся великие времена, Мэри. Вот увидишь.

- Да ну вас с вашими временами.

Барменши тоже. Ещё продавщицы из табачных лавок.


стрелка вверхвверх-скок