автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 98                                 

М-р Цвейт в сомнении поднял два пальца к губам. Вид его говорил:

- И тут его нет. Нигде не видать.

Прочь. Гнусная обжираловка.

Он повернул к выходу. Перехвачу чего-нибудь у Деви Бирна. Подзаправлюсь. Хватит. Плотно позавтракал.

- Ростбиф с картошкой сюда.

- Пинту портвейна.

Каждый за себя, зубами и когтями. Ковть. Плям. Ковть. Жратвопожирание.

Он вышел на проясневший воздух и повернул обратно к Грэфтон-стрит. Жри или будешь сожран. Убей! Убей!

Ну, предположим в будущем и впрямь будет общая кухня. Все несутся рысцой наполнить миски и котелки. Содержимое переваривают на улице. Джон Говард Парнел, например, провост Троицы, да какой угодно мамки сын, хватит уже твоих провостов и Троицы тоже, женщины и дети, извозчики, священики, проповедники, фельдмаршалы, архиепископы. С Айлсбери-роуд, с Клайд-роуд, из жилищ ремесленников, из северных кварталов Дублина, лорд-мэр в своем бежевом экипаже, старая королева на её гарнитурном кресле. В моей в тарелочке пусто. За вами к нашей усреднённой пивной кружке. Отец О'Флинн всех их объегорит. Всё равно перегрызутся. Каждому охота первым. Дети дерутся – кому выскребать кастрюлю. Потребуется суповый котел размерами с Феникс-парк. Из него гарпунят свиные ляжки и ребра. Терпеть не могу, когда вокруг люди. В отеле АРСЕНАЛ, она говорила таблот. Суп, второе и сладкое. Пойди разберись чьи мысли пережевываешь. Да, но кому мыть все вилки и тарелки? Может к тому времени все будут питаться таблетками. Зубы всё хуже и хуже.

Но помимо, остаётся еще много всяких вегетарианских утонченно-пряных штучек из чеснока, хоть, конечно, воняет; итальянские членотерки, мелкорезаный лук, грибы, трюфели. И животным же больно. Осклизлые потроха. Несчастные зверюги на рынке скота в ожидании, когда молотом раскроят череп. Му. Бедные дрожащие бычки. Мээ. Хлесткий удар. Визг взахлеб. Подрагивают блики на ведрах мясников. Дай-коть нам ту вон грудинку на тем кручке. Плюх. Череп и кости в крови. Ободранные стеклоглазые овцы подвешены за задние, из овечьих ноздрей сочится на опилки тягучая, кровью крапленая слизь. Выдергиваются жилы. Так-то куски не шмякай, малый.

Горячую свежую кровь предписывают при упадке сил. На кровь всегда спрос. Выжидают. Вылакать, дымно горячую, густосахаристую. Изголодалые призраки.

Ух, как я проголодался.

Он вошёл в бар Деви Бирна. Пристойный трактир. Может иногда и выпивкой угостить, но раз в четыре года, на високосный. Однажды обменял мне чек на деньги.

Так что взять? Он вынул свои часы. Ну-ка прикинем. Шипучку?

- Привет, Цвейт!- сказал Носач Флинн из своего закутка.

- Привет, Флинн.

- Как дела?

- Высше...

Тогда так. Возьму бокал бургундского и... что бы такого взять-то?


стрелка вверхвверх-скок