автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 344                                 

Какое зрелище предстало перед ними, когда они—сперва хозяин, следом гость—явились молча, удвоенно тёмными, из мглы прохода в задней части дома в светотень сада?

Небодрево звёзд увешанное влажно синеющими плодами заполночи.

Какими рассуждениями сопровождал Цвейт показ своему компаньону различных созвездий?

Рассуждениями о нарастающе ширящейся эволюции: о близящейся к перигею луне неразличимой в предноволуние: о бесконечно латигинально мерцающем несгущённом Млечном пути, различимом при дневном свете наблюдателем, помещённым на нижней оконечности цилиндрической вертикальной скважины углубляющейся от поверхности к центру земного шара на 5 000 футов: о Сириусе (альфа Большого Пса) отдалённом всего на 10 световых лет (57 000 000 000 000 миль) и в 900 раз превосходящем размеры нашей планеты: об Арктуре: о предстоящем равноденствии: об Орионе с поясом из шестикратной теты и небулы солнца, где разместились бы 100 наших солнечных систем: об угасающих и нарождающихся новых звёздах, как Нова в 1901: о нашей системе, устремляющейся к созвездию Геркулеса: о параллаксе или параллактическом смещении так называемых фиксированых звёзд: в действительности вечно движущихся из неизмеримо отдалённых эпох в бесконечно удалённое будущее, в сравнении с чем года, пять дюжин и десяток, отмерянные для жизни человека, период бесконечной краткости.

Имели ли место противонаправленные рассуждения об инволюции наростающе снижающей необъятность?

О вечностях геологических эр, отмеченных в напластованиях земного шара: о мириадах крохотных энтомологических органических существований, сокрытых в складках земли, под сдвигаемыми камнями, в ульях и термитниках, о микробах, вирусах, бактериях, бациллах, сперматозоидах: о неисчислимых триллионах биллионов миллионов неосязаемых молекул, удерживаемых силой сцепления молекулярно подобных в одной единственной булавочной головке: о вселенной человеческой лимфы из созвездий красных и белых тел, и каждое, если продолжить, само по себе вселенная составляющих делимых тел, а те, опять-таки, делимы на подразделения далее делимых составляющих тел, при этом делимые и делители всё умельчаются не подвергаясь реальному делению, пока при дальнейшем, достаточно далёком углублении прогресса не достигалось бы ничто нигде никогда.

Почему он не прорабатывал эти исчисления до более конкретного результата?

Потому что за несколько лет до этого, в 1886, занимаясь проблемой квадратуры круга, он узнал о существовании числа, высчитанного с относительной степенью точности, настолько множественного и многоуровненого, например девятая степень девятой степени девяти, что для фиксации результата понадобились бы 33 тома мелкой печати, по 1000 страниц каждый, из бесчисленных сшивок индийской бумаги для отпечатки целиком полного выражения его подразделений целых чисел, десятков, сотен, тысяч, десятков тысяч, сотен тысяч, миллионов, десятков миллионов, сотен миллионов, миллиардов, нуклеус небула каждой цифры, каждой из версий опоясанно содержащей потенциальность подъёма до крайнего кинетичного счисления любой степени любой из его степеней.

Не находил ли он проблему заселения планет и их спутников некоей расой, представленной в особях, и о возможности общественного и морального искуплении помянутой расы неким искупителем, более поддающейся разрешению?

Трудность иного порядка. Сознавая, что человеческий организм, нормально привычный к выдерживанию атмосферного давления в 19 тонн, при подъёме на значительную высоту в земной атмосфере испытывал—с нарастающей в арифметической прогрессии интенсивностью—мучения, а с приближением к разделительной черте между тропосферой и стратосферой страдал от носового кровоизлияния, затруднённого дыхания и головокружения, при подходе к предложенной проблеме он допускал как рабочую гипотезу, невозможность которой нельзя утверждать, что раса более адаптированных и обладающих иным анатомическим сложением существ вполне могла бы и существовать, по своему, при самодостаточных и адекватных Марсианских, Меркурианских, Венереанских, Юпитерианских, Нептунеанских и Уранианских условиях, хотя апогей людского рода из существ созданных в изменчивых видах с определёнными различиями и, в результате, подобных одно другому и общему целому, вероятно останется—как там, как и здесь—неизменно и неотчуждаемо подвержен суетам, суетам сует и всяческой суете.

А проблема возможного искупления?

Меньшее было доказано в большем.


стрелка вверхвверх-скок