автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 24                                

Ветерок взвихрился вкруг него, взбалмошный колючий ветерок. Близятся, волны. Белогривые лошади моря, закусили удила яроветрые, скакуны Манаана.

Надо не забыть его письмо в газету. А потом? КОРАБЛЬ, пол-двенадцатого. Кстати, с этими деньгами не жмись, сори, как придурочный рубаха-парень. Да, я должен.

Шаги его замедлились. А теперь. Зайти к тетке или нет? Голос моего единосущного отца. Тебе давно попадался твой братец-поэт – Стефен? Не видала? Ну, не на Страсбургской же террасе у своей тетки Сэлли? Он ведь птах высокого полета, верно? А... э... скажи... э... -ка... э... мне..., Стефен, как там дядя Сай? О, Боже слезолюбивый, во что я вляпался с этой женитьбой. Робяты тама, ото, на сеновале. Пропойца-бухгалтеришка и его брат, кларнетист. Достопочтенные гондольеры. И косоглазый Волтер, что выкает своему папаше, прикинь? Сэр, говорит. Да, сэр. Нет, сэр. Исус не зря заплакал, клянусь Христом-Богом.

Дернуть осиплый звонок их запертого домика: и ждать. Они, опасаясь, что это пришли за платой, выглядывают из потаенных щелей.

- Это Стефен, сэр.

- Впусти его. Впусти Стефена.

Засов отодвинут и Волтер здоровается со мной.

- А мы думали это другой кто-то.

На широкой койке дядя Ричи, подперт подушками, сверху одеяло, протягивает над холмиком своих коленей здоровенную ручищу. Грудь чистая. Он помылся до пояса.

- Здоров, племяш.

Он откладывает доску, на которой составляет счета для взоров
м-ра Гоффа и м-ра Шепленда Тенди, кипы контрактов и общих запросов, и он же заполняет Duces Tecum. Рама мореного дуба над его лысиной: ЗАУПОКОЙНАЯ Уальда. Неверно поняв его свист, вновь появляется Волтер.

- Да, сэр.

- Стефену и Ричи надо горло промочить, скажи матери. Где она?

- Купает Криса, сэр.

Папочкин напарник по койке. Любимая капелька.

- Не надо, дядя Ричи...

- Зови меня Ричи. К черту твою минералку. От нее хиреют. Виски!

Волтер напрасно щурится высматривая стул.

- Ему негде сесть, сэр.

- Ему негде поставить, ты, олух. Неси нам чипендейлов стул.

Перекусишь чего-нибудь? Только не начинай тут строить из себя; как насчёт селедочки, да на сале поджареной? Совсем никак? Тем лучше. В доме нет ничего, кроме таблеток от спины.

All'erta!

Он начинает запев. Aria de sortita Феррадо. Лучший номер, Стефен, во всей опере. Послушай. Опять звучит его мелодичный свист, с тонкими оттенками, переливами обертонов, кулаки его отбивают такт на укутанных коленях.

С этим ветерком приятнее.


стрелка вверхвверх-скок