автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 44                                

Он выступил из почты и свернул направо. Брехня: будто избавляешься от всех забот. Рука его просунулась в карман и указательный палец проник под клапан конверта, подёргиваниями прорывая, вскрыл. Женщины не умеют соблюдать осторожность. Пальцы его вытащили письмо и скомкали конверт в кармане. Что-то ещё пришпилено: фото, наверно. Или локон? Нет.

М'Кой. Поскорей отделаться. Выводит из себя. Терпеть не могу его общества.

- Привет, Цвейт. Куда путь?

- Привет, М'Кой. Никуда, вобщем-то.

- Как здоровьечко?

- Чудесно. А ваше?

- Чуть живой,- сказал М'Кой.

Взглядывая на черный галстук и одежду, он спросил с неуклюжей осторожностью:

- Что-нибудь... надеюсь, ничего страшного? Вижу, что...

- О, нет,- сказал м-р Цвейт.- Бедняга Дигнам, знаете ли. Сегодня похороны.

- Ах да, бедняга. Вон оно что. Во сколько?

Не похоже что фото. Может, брошка.

- А... одиннадцать,- ответил м-р Цвейт.

- Надо б мне успеть,- сказал М'Кой.- Так на одиннадцать, значит? Я только вчера вечером узнал. Кто это мне сказал-то? Холохен. Хола знаете?

- Знаю.

М-р Цвейт посматривал через дорогу на стоявшую у ворот "Гросвенора" коляску. Носильщик взгромоздил чемодан в багажник. Она стояла неподвижно пока мужчина, муж, брат, чем-то схож с нею, рылся в карманах за мелочью. Модного вида пальто, с этим округлым воротником, жарковато для такого дня, смотрится как наброшенное одеяло. Независимая у нее осанка, руки в этих накладных карманах. Смахивает на ту задаваку на матче по поло. Все женщины за незыблемость кастовых перегородок, пока не проймешь по полной. Красива и держится красиво. Сдержанно, чтоб поддаться. Достопочтимая м-с и Олух достопочтимый. Поиметь её разок куда б и делась вся высокомерность.

- Я был с Бобом Дораном, у него очередной запой, и был какой-то еще Бент Лайнсон. Вобщем, там: у Конвея мы торчали.

Доран, Лайнс у Конвея. Она подняла к прическе руку в перчатке. И тут заходит Хол. Замочили это дело. Откинув голову и всматриваясь в отдаленье из-под прищуренных век, он различал лоск яркой замши на свету, плетеная окантовка. Сегодня так ясно вижу. При влажности улучшается зоркость, наверно. Что-то ему говорит. Ручка аристократки. С какой стороны будет садиться?

- Тут он и говорит: Печальная случай с нашим другом, беднягой Педди! - Это который Педди?- спрашиваю. - Бедняга Педди Дигнам,- говорит.

За город: в Бродстон, наверно. Высокие коричневые ботинки со шнурками на бантик. Хорошо поставленная ножка. Чего он копается с этими чаевыми? Приметила, что я смотрю. Глазки всегда наготове для другого. Своё и так никуда не денется. У них на луке по две тетивы.

- Что?- говорю.- Что с ним такое?

Горда: богата: шелковые чулки.

- Да,- сказал м-р Цвейт. Он чуть шевельнулся в сторону не смолкающей головы М'Коя. Сейчас будет садиться.

- Спрашиваете что с ним такое?- говорит. - Умер,- говорит. И, ей-же-ей, прослезился. - Как? Педди Дигнам?- говорю. Не мог ушам поверить. Я ж с ним не далее как на прошлой пятнице, или в среду это было в АРКЕ. - Да,- говорит он. - Ушел от нас. В понедельник скончался бедняга.

Гляди! Гляди! Шелковый вспых богатых чулков, белых. Да, так!

Тяжелый трамвайный вагон, дребезжа звонком, вкатился между.

Облом. Чтоб тебя с рылом твоим дребезглявым. Усекла помеху. Рай и пери. Всегда так. В самый момент. Девушка в подъезде на Эстас-стрит. В понедельник поправляла резинку. Дружок ее прикрывал показ. Esprit de corps . Чего моргалы вылупил?

- Да, да,- сказал м-р Цвейт с грустным вздохом.- Утрата.

- Один из лучших,- подхватил М'Кой.

Трамвай прошел, Те отъехали к мосту Кольцевой Линии, ее рука в богатой перчатке на стальном поручне. Мелькает, мелькает: взблеск кружев ее шляпки на солнце: мельк-мельк.


стрелка вверхвверх-скок