автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 318                                 

- Однажды утром откроешь газету,- доказывал извозчик,- а там чёрным по белому – ВОЗВРАЩЕНИЕ ПАРНЕЛЛА.

Он поспорит на что захочешь. Как-то ночью в забегаловку притопал дублинский фузилер, так он вообще его видел в Южной Африке. А скопытился он из-за гордости. Надо было или смотаться, или залечь на какое-то время, после комиссии кабинета № 15, выждать, пока всё станет как прежде и никто не будет тыкать пальцами. И они все, как миленькие прибежали б на задних лапках, как только он опять был бы в норме. И всё-таки он не умер. Просто прячется где-то. В гробу, что тогда привезли, были просто камни. Теперешнее его имя – Де Вет, генерал у буров. Его промашка была, что рыпнулся против священиков. И так далее и тому подобное.

Всё же Цвейта (с правильным правописанием) крепко изумляла их памятливость, ведь в девяти случаях на десять, сперва окатят дёгтем, да не парой бочек, а тысячью, прежде чем предать полнейшему забвению, уж как-никак двадцать лет минуло. Конечно, очень даже вряд ли, чтоб во всей этой трепотне, была хоть капля истины, но и даже просто предположить, возвращение, как он считал, совсем не стоило свеч, если взвесить всё как следует. И что-то в его смерти им явно против шерсти. То ли слишком уж беспрекословно он усоп от острой пневмонии, как раз когда различные политические манёвры близились к развязке и, как бы, смертью своей обязан тому, что поленился сменить ботинки и одежду, когда промок, вот и простудился и, не показываясь специалистам, отлёживался у себя в комнате, пока не умер-таки, среди широко разлившейся скорби, не прохворав и двух недель, то ли—очень даже не исключено—их бесит, что не удалось сделать это собственными руками. Разумеется, никого не извещали о его переездах, ни малейшего намёка на его адрес, бывший абсолютно чем-то типа "АЛИСА, ГДЕ ТЫ?", даже и до того, как начал пользоваться несколькими псевдонимами, Фокс или, там, Стюарт, так что замечание друга извозчика не выходило за пределы круга вероятного. И ему, конечно, совсем бы не понравилось, как прирожденому вождю народа, каковым он, несомненно, и был—внушительная фигура полных шести футов, или, во всяком случае, пять и десять, или одиннадцать, когда в носках—тогда как г.г. Всякие-и-Прочие, хоть и в подмётки не годились такому человеку, продолжали править курятником ещё долго после того, как их верительные грамоты вконец обветшали. И тут напрашивается вывод: кумир на глиняных ногах. А потом семьдесят два его верных соратника открыли по нему огонь, забрасывая грязью наперебой. Точно так и с убийцами. Неодолимое чувство – поневоле тянет вернуться и показать недоучке в заглавной role как оно делается. Ему один раз довелось увидеть его вблизи, когда разбили набор в НЕПОКОРИМОМ—или то была ЕДИНАЯ ИРЛАНДИЯ—привилегия, которой он глубоко дорожил и в действительности подал ему его шёлковую шляпу, когда её с него сбили, и он ещё сказал спасибо, храня—при всей его взвинченности, в которой он, несомнено, пребывал—невозмутимость внешнего вида даже при той небольшой неприятности, что стряслась под занавес – вот что значит воспитанность до мозга костей. И всё-таки, снова насчёт возвращения, считай что тебе повезло, если не спустят пса, как только заявишься. А потом невпроворот обычной тягомотины. Том – за, а Дик и Гарри – против. И, перво-наперво, стычка с тем, кто вступил в права владения и приходится предъявлять свои верительные грамоты, как тому истцу в деле Тичборна. Роджер Чарльз Тичборн, а корабль назывался БЕЛЛА, если не изменяет память, с которым он, наследник, утонул, как потом пытались доказать, и ещё была татуировка индийскими чернилами, лорд Беллью, кажется? Мол, эти-де подробности проще простого можно было выведать у какого-нибудь братишки на борту корабля, а потом, пользуясь описанием, приходишь и говоришь, извините, меня зовут Так-то-и-так-то, или другим простым манером. Намного осмотрительней (как заметил м-р Цвейт, не столь, фактически, многоречивому лицу, как то, выдающееся, ставшее предметом текущего обсуждения) сперва проверить что к чему и почём.

- Та сучка во всём виновата, английская прошмандовка,- прокомментировал владелец забегаловки.- Она вколотила первый гвоздь в крышку его гроба.

- Всё равно, отличный кусок бабенции,- заметил soi-disant городской клерк Генри Кемпбелл,- вся при теле. Я видел её картинку в парикмахерской. Муж её был капитан или офицер.

- Ага,- подхватил Шкуродёр с усмешкой,- да ещё и полной был тряпкой.


стрелка вверхвверх-скок