автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 180                                 

Спокойно, без позы, Румбольд ступил на эшафот в безупречном утреннем костюме с его излюбленным цветком Gladiolus Cruentus в петличке. О своём появлении он известил тем мягким pумболдианским кашлем, которому столь многие пытались (безуспешно) подражать – короткий, болезненный и, вместе с тем, такой характерно мужественный. Прибытие всемирноизвестного головореза вызвало бурю оваций в толпостечении, вице-королевские дамы махали платочками от возбуждения, тогда как ещё более возбудившиеся иностранные делегаты громогласно изливались нестройной сумятицей криков—хоч, банзай, елйен, живио, чинчин, полла крониа, хипхип, вивва, Аллах—среди которые звучное eviva посланца страны песен (верхняя F третьей октавы напомнило о тех пронзительно милых нотах, которыми кастрат Каталони ошеломлял наших прапрабабушек) выделялось явно и узнаваемо. Тут же через мегафон был дан сигнал к молитве и в одно мгновение все головы обнажились, патриархальное сомбреро коммандора, принадлежащее его семье со времен революции Риенци, было снято его дежурным медицинским консультантом, д-ром Пиппи.

Умудрённый прелат, представлявший последнее утешение святой религии герою-мученику на пороге покарания смертью, пал на колени, в наихристианнейшем духе, в лужу дождевой воды, склоняя седовласую главу под клобуком, и вознёс к трону милости пылкие молитвы всепокорности. Недвижимо высилась у плахи мрачная фигура палача, лицо его скрывал трехведёрный горшок с парой округлых прорезей, откуда яростно поблескивали его глаза. Ожидая рокового знака, он испытывал лезвие своего ужасного орудия, то подшлифовывая его на своем загорелом бицепсе, то обезглавливая—подряд и без разбору—стадо овец, которое предоставили поклонники его свирепого, но необходимого ремесла. Подле него, на прекрасном столе красного дерева, были аккуратно разложены четвертовальный тесак, различные, отличной закалки, потрошильные приспособления (специально поставленые всемирно прославленной фирмой столовых принадлежностей г. г. Джон Раунд и Сыновья, Шеффилд), терракотовое блюдo предназначенное для принятия двенадцатиперстной, прямой, слепой кишoк, аппендикса и пр., после сноровистого потрошенья, и два вместительных молочных кувшина, которым суждено принять бесценную кровь неоценимой жертвы. Служители объединённого кошачьего и собачьего дома ожидали тут же, дабы доставить помянутые сосуды, после их наполнения, в их благотворительное заведение. Отменная закуска, состоящая из ветчины с яйцами, отлично прожареной говядины с луком, восхитительных горячих ватрушек к завтраку и взбадривающего чая, была заботливо предоставлена властями для насыщения центральной фигуры трагедии, который находился в превосходном расположении духа, приуготовляемый к смерти, и выказывал острейший интерес ко всем процедурам от начала и до конца, но он, с редкой по нынешним временам самоотверженностью, благородно показал себя на высоте положения и выразил предсмертную волю (незамедлительно исполненную), чтобы пищу, без остатка, разделили между членами ассоциации больных и нуждающихся квартиросдатчиков, в знак его уважения и почитания.


стрелка вверхвверх-скок