автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 198                                 

Наши путники достигли деревенской харчевни и спешились со своих скакунов.

- Эй, прислужник!- вскричал тот, кто—судя по выражению лица—был предводителем компании.- Наглый плут! Сюда!

Говоря это, он громко постучал рукоятью своего меча в распахнутый ставень.

Держатель таверны появился на призыв, опоясываясь по полукафтану.

- Доброго вам вечера, господа,- молвил он со льстивым поклоном.

- Пошевеливайся, молодчик!- воскликнул постучавший.- Позаботься о наших конях. А для нас подай лучшее из всего, что имеешь, ибо, клянусь, нам это нужно.

- Увы мне, добрые господа,- молвил хозяин,- в убогом доме моём отыщется разве что одно лишь нагольное сало. Уж и не знаю что предложить вашим милостям.

- Что ты плетёшь, приятель,- воскликнул второй из прибывших, мужчина приятной наружности,- так-то ты услужаешь королевским посланцам, мастер Бочкодуй?

Мгновенная перемена расплылась по лику хозяина.

- Уповаю на ваше милосердие джентельмены,- подобострастно молвил он.- Коль вы посланцы короля (храни Господь Его Величество!), вам ни в чём нужды не будет. Друзьям короля (благослови Боже Его Величество!) не придётся голодать в моём доме, присягаюсь на том.

- Так поживее!- воскликнул путешественник молчавший до сих пор, с виду страстный чревоугодник.- Чем же попотчуешь нас?

Держатель таверны поклонился вновь, отвечая:

- А что вы скажете, добрые господа, на пирог с начинкой из жирных голубей, жареную оленину, седло барашка, утку с поджаристой ветчиной, кабанью голову с фисташками, блюдо омлета с пылу с жару, яблочный пудинг и бутыль старого рейнского?

- Уйху!- вскричал говоривший последним.- Вот это по мне. Фисташки!

- Ага!- воскликнул путник приятной наружности.- И ещё болтает про убогий дом и нагольное сало. Весёлый шельмец!

Тута Мартин заходит и спрашивает, где Цвейт.

- Где ему быть?- грит Лениен.- Облапошивает вдов и сирот.

- Разве не факт,- грит Джон Вайз,- то что я сказал Патриоту про Sinn Fein и Цвейта?

- Это так,- грит Мартин,- или так полагают.

- От кого исходят такие предположения?- грит Альф.

- От меня,- грит Джо,- я их перволажатель.

- Так он еврей или поганин, или свято-римский, или оранжист, или что он, чёрт побери?- грит Нед.- Вернее: кто он? Без обиды, Крофтон.

- Нам таких не надо,- грит Крофтон, который сам не то оранжист, не то пресвитерианец.

- Кто же Юниус?- грит Дж. Дж.

- Старик его был обращёный еврей,- грит Мартин,- из откуда-то в Венгрии, и это он составил все проекты по венгерской системе. Такие у нас в замке сведения.

- А этот не племянник дантисту Цвейту?- грит Джек Повер.

- Ничуть нет,- грит Мартин,- просто однофамильцы. Фамилия у них была Виреж. Так звали отца, который отравился. Он сменил её в установленном порядке, отец, то есть.

- Вот вам и новый мессия для Ирландии,- грит Патриот.- Для острова святых и мудрецов.

- Что ж, они до сих пор ждут своего спасителя,- грит Мартин.- В этом смысле мы тоже.

- Да,- грит Дж. Дж.- и каждый мальчик, что у них рождается, может—по их понятиям—оказаться их мессией. Потому-то любой еврей приходит в дикое возбуждение—как мне говорили—при известии, что станет отцом или матерью.

- В ожидании, что любая минута станет для них следущей,- грит Лениен.


стрелка вверхвверх-скок