автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 84                                 

МИЛЫЙ ГРЯЗНЫЙ ДУБЛИН

Дублинцы.

- Две дублинские весталки,- сказал Стефен,- пожилые и набожные, прожили пятьдесят и пятьдесят три года в переулке Фамболи.

- Где это?- спросил профессор.

- Возле Блекпитса.

Сырая ночь смердящая постным тестом. У стены. Лицо желтовато отблескивает под её ярким платком. Обезумелые сердца. Берестяные записи. Скорей, милок. Ну, же, смелей. Пусть тут зачнётся жизнь.

- И захотелось им посмотреть виды Дублина с высоты колонны Нельсона. Накопили три шилинга и десять пенсов в красной жестяной копилочке. Вытрясли трехпенсовики и шестипенсовики, а мелкие пенни выманили кончиком ножа. Два и три серебром, один и семь медяками. Одели свои шляпки и лучшие платья, и зонты прихватили, опасаяся от дождя.

- Мудрые девственницы,- сказал профессор Макью.

ЖИЗНЬ ЖИВЬЕМ

Купили на шилинг и четыре пенса бисквит и четыре куска пирога в центральной столовой на Мальборо-стрит у мисс Кейт Коллинз, владелицы... Возле подножия колонны Нельсона приобрели у девушки две дюжины спелых слив: чтоб унять жажду после бисквита. Дали два трехпенсовика джентьельмену на входе и медленно побрели по винтовой лестнице, бурча, подбадривая друг друга, пугаясь темени, спрашивая одна другую, не с ней ли бисквит, хваля Бога и Пресвятую Деву, грозясь повернуть обратно, заглядывая в воздуховодные прорези. Слава тебе Господи. Они и не думали, что это так высоко. Зовут их Анна Кернс и Флоренс Макаб. У Анны Кернс радикулит, от которого втирает лурдскую воду, что дала ей дама, которой досталась целая бутылка от священика ордена пассианистов. Флоренс Макаб берёт свиные ножки и бутылку двойного Х каждую субботу.

Антитеза,- сказал профессор, кивая дважды.- Девственные весталки. Представляю. Что это друг наш задерживается?

Он обернулся.

Стайка бегущих мальчишек-газетчиков спархивает со ступеней, разлетаясь во всех направлениях, вопя, трепыхая белыми газетами. Тут же вслед за ними на крыльце явление Майлза Вранфорда, лицо алеет в ореоле шляпы, он говорит с Дж. Дж. О'Моллоем.

- Пошли,- крикнул профессор, махнув рукой.

Он снова зашагал сбоку от Стефена.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЦВЕЙТА

- Да, сказал он.- Прям так и видятся, воочию.

М-р Цвейт, запыхавшийся, уловленный в круговерть диких мальчишек-газетчиков у входа ИРЛАНДСКОГО КАТОЛИКА и ДУБЛИНСКОГО ЖУРНАЛА, вскрикивает:

- М-р Вранфорд! Минутку!

- ТЕЛЕГРАФ! Спецвыпуск про скачки!

- Что такое?- молвил Майлз Вранфорд, шатнувшись назад.

Мальчишка-газетчик крикнул м-ру Цвейту в лицо:

- Жутая трагедия в Ретмансе! Ребенка располовинило мехами!

ИНТЕРВЬЮ С РЕДАКТОРОМ

- Вот та реклама,- проговорил м-р Цвейт протискиваясь к ступеням, отдуваясь и вытаскивая вырезку из кармана.- Я только что говорил с м-ром Ключчи. Он согласен на постоянное размещение в течение двух месяцев. А там видно будет. Но он ещё хочет абзац рекламы в ТЕЛЕГРАФЕ, в субботнем розовом. И ещё, если не слишком поздно, хочет чтоб я показал советнику Наннети дизайн из НАРОДА КИЛКЕНИ. Его я могу взять в Национальной библиотеке. Дом ключей, понимаете? У него фамилия Ключчи. Здесь каламбур на имени. Но, фактически, он почти согласился на постоянное размещение. Просто хочет, чтоб ему малость пошли навстречу. Что ему передать, м-р Вранфорд?

П.М. В Ж.

- Передайте, пусть поцелует меня в жопу,- сказал Майлз Вранфорд, вскидывая для выразительности руку.- Так прямо и передайте.

Малость взвинчен. Ищет бури. Все двинулись к выпивке. Плечом к плечу. Яхтсменская кепка Лениена вон аж где. Обычная ирландщина. А вон то не юный ли Дедалус, бродячий дух? Сегодня на нём пара неплохих ботинок. Последний раз как я его встречал, у него пятки торчали. Куда-то шёл по слякоти. Неосторожный паренёк. И что его занесло в Айриш-таун?

- Ладно,- сказал м-р Цвейт, возвращаясь взглядом,- если раздобуду дизайн, это, полагаю, будет стоить небольшого абзаца. Скорее всего он разместит рекламу. Я ему скажу...

П.М.Б.И.Ж.

- Пусть поцелует мою благородную ирландскую жопу,- громко крикнул Майлз Вранфорд через плечо.- В любое удобное ему время, так и скажи.

И пока м-р Цвейт стоял, оценивая ситуацию и едва сдерживая улыбку, он порывисто зашагал прочь


стрелка вверхвверх-скок