автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 81                                 

ПОПУРРИ

- Полный набор талантов,- сказал Майлз Вранфорд.- Юриспруденция. Античность.

- Скачки,- ввернул Лениен.

- Литература, пресса.

- Если б Цвейт был тут,- сказал профессор.- Благородное ремесло рекламы.

- А мадам Цвейт,- добавил м-р О'Мэден Берк.- Муза вокализа. Дублинская примадонна.

Лениен громко кашлянул.

- Ахм!- тихонько выговорил он.- О, воздух свежего глотка! Я простудился в парке. Ворота входа были настежь.

ЭТО В ТВОИХ СИЛАХ

Редактор возложил нервную руку на плечо Стефена.

- Хочу, чтоб ты что-нибудь написал для меня. Что нибудь с перцем. Ты это умеешь. Видно по твоему лицу. Лексиконом младости...

По лицу видно. Вижу по твоим глазам. Аферист!

- Ящур!- вскричал редактор с пренебрежением.- Съезд националистов в Борисаноссоре. Чушь собачья! Давление на общественность! Дай им что-нибудь с перцем. Вставь туда нас всех, язви его душу! Отца, Сына, Святого Духа и Джейкса Маккарти впридачу.

- Любой из нас годится в пищу для размышлений,- сказал О'Мэден Берк.

Стефен поднял глаза к откровенно неотрывному взору.

- Он вербует вас в свою Пресс-банду,- сказал Дж. Дж. О'Моллой

ВЕЛИКИЙ ГАЛАХЕР

- Ты можешь,- повторил Майлз Вранфорд, выразительно стискивая руку.- Погоди чуток. У нас Европа остолбенеет, как говаривал Игнатиус Галахер за биллиардом в "Кларенсе". Галахер, вот, доложу тебе, кто был журналист. Это было перо! Знаешь, как он сделал карьеру? Расскажу. Это пример хитроумнейшей журналисткой сметки. В восемьдесят первом, шестого мая, эпоха непокорённых, убийство в Феникс-парке, ты ещё, по-моему, не родился. Сейчас покажу.

Он протолкнулся мимо них к подшивкам.

- Вот погляди,- сказал он, оборачиваясь.- НЬЮ-ЙОРК ВОРЛД телеграфировал, прося подробностей. Помнишь это время?

Профессор Макью кивнул.

- НЬЮ-ЙОРК ВОРЛД,- продолжил редактор, возбужденно сбивая на затылок соломеное канотье.- Где именно произошло? Про Тима Келли, то есть Кавана, Джо Бреди и остальных. Откуда подъезжал Шкуродёр? Чтоб полный маршрут, понятно?

- Шкуродёр,- сказал м-р О'Мэден Берк.- Фицхаррис. У него, говорят, забегаловка для извозчиков у моста Батт. Холохен мне говорил. Знаете Холохена?

- Который был у них на подхвате?- сказал Майлз Вранфорд.

- И бедняга Гамли тоже там, присматривает за камнями корпорации. Ночным сторожем.

Стефен изумленно обернулся.

- Гамли вы сказали?- спросил он.- Друг моего отца?

- На хрена тебе тот Гамли,- вскрикнул Майлз Вранфорд сердито.- Пусть Гамли смотрит на камни, чтоб не сбежали. Сюда послушай. Так что делает Игнатиус Галахер? Я тебе скажу. Гениальная придумка. Сразу телеграфирует. Есть у вас ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК НЕЗАВИСИМОГО от 17 марта? Так. Уловил? Он раскрыл страницы подшивки и уткнул палец.

- Возьмем четвертую страницу, рекламу кафе Бренсона, хотя бы. Уловил? Так.

Зазвонил телефон

ДАЛЕКИЙ ГОЛОС

- Я отвечу,- сказал профессор на ходу.

- Б это ворота парка. Отлично.- Пал

ец его метался и ударял букву за буквой, вибрируя.

- Т это резиденция вице-короля, С - место совершения убийства. К - нокмаронские ворота.

Обвислая плоть его шеи тряслась, как петушиная бородка. Плохо крахмаленная манишка подскочила и резким жестом он запхал её обратно в жилет.

- Алло? ВЕЧЕРНИЙ ТЕЛЕГРАФ. Алло? Кто говорит?.. Да... Да... Да.

- От П до З - маршрут, которым проехал Шкуродер для алиби. Инчкор, Раундон, Винди Арбо, Палмерстон-парк, Рейнлах. П.Р.О.И.З. Понял? Х это пивная Дэви на Лисон-стрит.

Професор приблизился к внутренней двери.

- Цвейт у телефона,- сказал он.

- Пошёл он к черту, так и передай,- враз ответил редактор.- Х - пивная Дэви, ясно?

УМНО И ДАЖЕ ОЧЕНЬ

- Умно,- сказал Лениен.- И даже очень.

- Выдай им это на горячей тарелке,- сказал Майлз Вранфорд,- всю долбаную историю.

Неотвязный кошмар, от которого никак не могу пробудиться.

- На моих глазах,- сказал редактор гордо.- Я был при этом, Дик Адамс, наидобрейший раздолбанец из всех, в кого Господь когда-либо вдыхал жизнь, и я.

Лениен поклонился очерченому в воздухе силуэту, возглашая:

- Мадам, я Адам. А на баке кабан.

- История!- орал Майлз Вранфорд.- Старуха с Принс-стрит была первой. Над этим рыдали и скрипели зубами. Всё из одного рекламного объявления. Грегор Грей сделал дизайн. С того и пошла его карьера. Потом Пэдди Хупер взял его в ЗВЕЗДУ. Теперь он у Блюменфельда. Вот где пресса. Вот где талант. Пиатт! Да он всех их заткнул за пояс.

- Отец журнализма ужасов,- подтвердил Лениен,- и шурин Криса Кална.

- Алло?.. Слушаете?.. Да, он ещё здесь. Зайдите сами.

- Где теперь сыщешь таких журналистов, а?- воскликнул редактор. Он захлопнул страницы.

- Увольски дьямно,- сказал Лениен м-ру О'Мэдену Берку.

- Весьма тонко,- ответил м-р О'Мэден Берк.

Профессор Макью вышел из внутреннего кабинета.

- К слову о непокорённых,- сказал он,- вы заметили, что некоторые торговцы сообразили скорее судьи...

- О, да,- живо вступил Дж. Дж. О'Моллой.- Леди Дадли шла домой через парк, чтоб посмотреть на деревья вывороченные тем прошлогодним циклоном и надумала купить вид Дублина. А это оказалось памятной открыткой о Джо Бреди. Он же Первый Номер, он же Шкуродёр. Прямо перед резиденцией вице-короля, представьте!

- Измельчали до уровня отдела пуговиц,- сказал Майлз Вранфорд.- Фе! Пресса и адвокаты! Найдете ль вы среди нынешних адвоката под стать Вайтсайду, Исааку Ватту, или подобного среброязыкому О'Хагану? А? Э, вздор долбанный. Дешёвая мелюзга.

Рот его продолжал подергиваться в нервических извивах презрения. Пожелала бы хоть одна этот рот для поцелуя? Как знать. Зачем же тогда ты написал это?


стрелка вверхвверх-скок