автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 80                                 

???

Лениен обратился ко всем:

- Тихо! Какую оперу поминают пацаны перед набегом на птичьи гнезда? Подумайте, взвестьте, догадайтесь, ответьте.

Стефен подал странички печатного текста, показывая на заголовок и подпись.

- Кто?- спросил редактор.- Край оборван.

- М-р Гаррет Дизи,- сказал Стефен.

- Эта старая тарахтелка,- сказал редактор.- Кто это оторвал? Иль так уж здорово прикрутило?

Промчась на пылающих крыльях
Сквозь ураган и тьму,
Льнет бледный вампир
Ртом к моему рту.

- Добрый день, Стефен,- сказал профессор, подходя заглянуть им через плечи.- Ящур? Ног и рта? Ты увлекаешься...

Быколюбивый бард.

- Добрый день, сэр,- ответил Стефен, краснея.- Письмо не мое, м-р Гаррет Дизи просил...

ДЕБОШ В ИЗВЕСТНОМ РЕСТОРАНЕ

- О, я его знаю,- сказал Майлз Вранфорд,- и знал его жену. Распродолбаннейшая гарпия из всех Господних творений. Христом-Богом клянусь. Вот у кого точно что был ящур, будьте уверены. Тот вечер, как она швырнула суп в лицо официанту в ЗВЕЗДЕ С ПОДВЯЗКОЙ. Ого!

Женщина принесла грех в этот мир. Из-за Елены, беглой жены Менелая, десять лет греки. О'Рук, княгиня Брефни.

- Он вдовец?- спросил Стефен.

- Ага, соломенный,- ответил Майлз Вранфорд, пробегая глазами текст.- Императорские кони. Габсбург. Ирландец спас его жизнь на валах Вены. Не забудьте! Максимилиан Карл О'Доннел, граф фон Тирконел Ирландский. Послал наследника, чтоб король стал австрийским фельдмаршалом. Будут ещё неприятности в один прекрасный день. Дикий гусь, эмигрант. Да, всякий раз. Так и знайте.

- Спорный вопрос - сам-то он знал обо этом?- тихо произнес Дж. Дж. О'Моллой.- Спасение принцев это работа за "спасибо".

Профессор Макью обернулся к нему.

- А вдруг не знал?- спросил он.

- Я расскажу как все было,- начал Майлз Вранфорд.- Однажды, какой-то венгр...

О ДЕЛАХ ОБРЕЧЕННЫХ, УПОМИНАЕТСЯ БЛАГОРОДНЫЙ МАРКИЗ

- Нас всегда отличала преданность безнадежному делу,- сказал профессор.- Успех, для нас, - смерть интеллекта и воображения. Мы никогда не хранили верность удачливым. Мы только служили им. Я обучаю рубленой латыни. Говорю на языке расы, вершина интеллекта которой выразилась в максиме: время - деньги. Засилье материальности. Dominus! Боже! Духовность где? Господи Исусе! Господин Солсбери. Диван в Западном клубе. Но греки!

KYRIE ELEISON!

Светлая улыбка озарила его темнооправные глаза, удлинила длинные губы.

- Греки!- произнес он снова.- Kyrios! Светозарное слово! Подобных гласных не знают ни семиты, ни саксы. Kyrie! Сиянье разума. Мне бы исповедывать греческий, язык мудрости. Kyrie eleison! Ни Столяр-Плотник, ни асенизатор никогда не станут повелителями нашего духа. Вы вассалы католического рыцарства Европы, потопленного у Трафальгара и царства духа, не империи, что затонуло с афинским флотом у Эгосиотами. Да, да. Пирр, обманувшись оракулом, сделал последнюю попытку вернуть Греции счастье. Храня верность безнадежному делу.

Он зашагал от них к окну.

- Они выходили на битву,- пасмурно произнес м-р О'Мэден Берк,- но всегда полегали.

- Уву!- рыднул негромко Лениен.- От кирпича заеханного во второй части представления. Бедный, бедный, бедный Пирр!

Потом он прошептал на ухо Стефену,

ЭПИГРАММА ЛЕНИЕНА

А вот Макью наимудрейший,
В очках с оправою чернейшей.
Да только толк-то в них какой?
Если чуть свет - он уж косой!

В трауре по Саллюстию, говорил Малиган. У которого мамаша околела.

Майлз Вранфорд запхал странички в боковой карман.

- Ладно, сказал он. Остальное дочитаю после. Всё будет путём.

Лениен протестующе простер руку.

- Но моя загадка!- сказал он.- Какую оперу поминают шпингалеты перед набегом на птичьи гнезда?

- Оперу?- сфинксово лицо м-ра О'Мэдена Берка удвоило свою загадочность;

Лениен объявил радостно:

- РОЗА РИМА. Улавливаете? РАЗОРИМ, А? Гы!

Он мягко пихнул в селезенку м-ра О'Мэдена Берка. Тот с деланым стоном грациозно отшатнулся на свой зонтик:

- Помогите!- выдохнул он.- Мне дурно.

Лениен, приподнявшись на цыпочки, учащённо обмахивал его лицо листками.

Профессор, возвращаясь мимо подшивок, провел рукой по распущенным галстукам Стефена и м-ра О'Мэдена Берка.

- Париж, прошлое и настоящее,- сказал он.- Вы смахиваете на коммунаров.

- На ребят, что разнесли Бастилию,- сказал Дж. Дж. О'Моллой с тихой насмешкой.- Может это вы напару застрелили генерал-лейтенанта Финляндии? С вас станется. Генерала Бобрикова.

- Наше дело только замышлять,- сказал Стефен.


стрелка вверхвверх-скок