автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

самое-пресамое
финальное произведение

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   





~ ~ ~ восточный коридор

Да, жизнь катилась по тем же рельсам — была и баня, и пляж, и вызовы Двойки, и я везде исполнял свою накатанную роль, но как-то уже от всего отделился: и от жизни такой, и от своей роли в ней.

Я стал как тот мужик, что приоблокотился на оградку детской площадки, типа, понаблюдать как копошится детвора в песочнице: там и Двойка, и руководители с подсобниками, и сам я со своей ролью, но меня вся эта возня, вобщем-то, уже не цепляет.

Весной Двойка вызвал меня в Нежин, в общагу, типа, тряхнуть стариной.

Точно помню, что назначено было на четверг, когда у меня баня и, по-видимому, предпраздничный день — посреди недели он бы меня не вызвал.

Я прихватил полотенце и смену нижнего — хотя в общаге нет парной, но душ-то имеется, и поехал в Нежин.

Дежурной в вестибюле сидела тётя Дина. Она ни капли не изменилась и, разумеется, меня не пропустила.

Я попросил подымавшегося на этажи студента зайти в комнату, где, по договорённости, уже должен был ожидать Двойка и сказать, что я в вестибюле.

Он ушёл, а на меня нагрянуло открытие.

В вестибюль из коридора общаги вышла молоденькая студенточка в мятом халатике и сонным лицом. На меня она не взглянула — мало ли кто тут торчит, а просто подошла к окну неподалёку.

Я ждал Двойку, или записку — в какое окно первого этажа мне влезть, и совершенно не был готов, что моё тело, без всякого приказа с моей стороны и без разрешения даже, вдруг ни с того ни с сего забросит правую руку за голову, высоко вскинув локоть.

Что творит!

Как его повело от неприметной девули с лицом из недоперемешанного теста. Или это её халатик так меня кувыркнул?

В любом случае — возмутительно; и, главное, абсолютно без спросу!

Это тело в конец оборзело! Лично я не собирался делать никаких телодвижений!

А причина бунта на корабле, в паре метров от меня, отрешённо уставилась на совершенно пустынный пейзаж из двухэтажного здания столовой за серым стеклом окна.

Шокирующее открытие...

Вернувшийся посыльный сказал, что дверь указанной комнаты заперта. Как видно Двойка уже приступил тряхать стариной с какой-нибудь покладистой подругой.

Я вышел из общаги.

Успеть в Конотоп до закрытия бани и думать нечего. Но сегодня четверг!

Ничего. В Графском парке есть озеро. Я направился туда кратчайшим путём.

Навстречу из парка шла группа парней-студентов в спортивках и кедах, приближаясь к общаге.

Они свернули к трубе, с которой когда-то Федя и Яков плюхались в воду, и по очереди перешли на противоположную сторону давно уже высохшего и заросшего травою рва.

Надо же! Похоже тут это стало традицией. Что теперь? Барабанить себя в грудь и орать: «это же я! я — та легенда! это от меня всё пошлó!»?

Я с грусть углубился в парк, но не к широкой части озера, а к затоке с чёрной водой, у зарослей в пустынной его части.

Там я снял всё, зашёл в воду и намылился; выбросил мыло на берег и потёр себя руками, где мог достать. Потом, чтоб смыть пену, побарахтался, вертясь винтом в воде, нырнул и вышел на берег.

На чёрной ряби расплывались белые разводы.

Рожденье Афродиты. Русалочка, итит твою налево; растираясь полотенцем, думал я.

...нет, я не извращенец.

...оно, как-то, всё само собой так выходит, а потом просто катится... поступательно-вращательным образом...

Леночка поступила в швейное училище в Сумах и уехала туда учиться. Мне не оставалось никакого смысла и дальше жить на Декабристов 13.

Я нашёл другое жильё на другой окраине Конотопа, поближе к заводу «Мотордеталь».

Это была летняя кухонька, площадью 2 х 3 метра, во дворе хаты, чья хозяйка работала на водоочистных сооружениях, где я однажды вёл кладку отдельных мест.

Кирпичная плита под низким потолком оставляла место лишь для койки и стола под окном, но мне хватало.

Там я только спал да читал книги на немецком с немецко-русским словарём медицинских терминов; другого в магазине не нашлось.

Квартплата составляла всего 15 руб., но тем не менее, я окончательно прекратил рассылать и без того ставшие уже нерегулярными переводы в обе стороны.

Углубление в немецкий понадобилось мне, чтоб разобраться наконец-то с этим Фрейдом.

Как шизофреник со стажем, я не видел резона в его тормознутости на символизме из половых органов.

Ну, да, сигара смахивает на член, а пепельница на влагалище и тому подобное.

Но что из этого?

На этих толкованиях зациклились до упора, но воз и ныне там.

(... я окончательно понял, что Фрейд, по сути своей, сказочник, как Ганс Христиан Андерсен, просто у них разный запас слов.

Он королевство сознания разделяет на четыре части (исполать тебе, Зигмунд, уже какой-то шаг вперёд от триад Гегеля): герцогство Сознание, баронетство Подсознание, графство Эго и маркизетство Супер-Эго.

Красота! Чудо что за чудо эти сказки, сколько в них поэзии!..

И пошёл жонглировать этими четырьмя погремушками. И пошёл! И пошёл!

Каждый имеет право на персональную научную теорию, но теории проверяются практическими результатами.

Пользуясь своею, Фрейд исцелил 12% доставшихся ему пациентов. Возможно, это они сами по себе выздоровели, но отдадим их Фрейду за его заслугу — он предложил хоть что-то, когда на эту тему было пусто и голó.

К тому же он по сю пору вдохновляет массу художников малевать винегреты из фаллосов и вагин...)

А ещё, в той кухоньке во мне окончательно утвердился давно возникший план, что мне пора покинуть Конотоп.

~ ~ ~


стрелка вверхвверх-скок