автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

самое-пресамое
финальное произведение

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   




Это всё к тому, что ломка сухих веток, технически, не сложная проблема, и вскоре, друг подле друга, уж громоздились две вполне достаточные кучи дров и палок для костра; когда первая прогорит, я закопаю в её жар и пепел нечищенную картошку, а сверху дожгу остальное, чтоб картофан допёкся до кондиции.

Но это чуть потом, после того как установлю палатку, а то крутой тумб за речкой уже, вон, плотно загородил солнце и от Варанды потянуло сумерками.

(...любой из нас, хоть на сколько-нибудь, да пироман.

“ Пировали пироманы пирогами с Пиросмани...

Сперва смахивает на недошлифованную скороговорку, но следом, исподволь, закрадывается разделительный вопрос: тут Пиросмани в роли сотрапезника, или он, как бы, начинка в пирогах?..)

Чтоб пламя не перекинулось на полю, я обхожу костёр систематическими кругами и пресекаю длинным дрыном, который не сумел переломить при дровозаготовке, поползновения шустреньких выплесков пламени. Когда костёр взят в чёрную кайму из сгоревшей травы, дозор сменяется смиренным созерцанием хлопотливо деловитых полотнищ пламени, а дрын превращается в посох для подтыка моего опорно-двигательного аппарата...А что тебе видится в пляске языков огня, или в трепетном мерцании чёрно-седых головешек распадающихся в мелкие угольки?

(...мы были семенем, потом ростком, почками, ветвями...)

Теперь, превратив посох в кочергу, я ворошу их тлеющие реминисценции, расталкиваю, чтоб получилась ямка на дюжину картошек: завтрак и ужин — два в одной.

Огонь ест дерево, я ем картошку, меня едят мошки...

( ... кто не ест, тот не живёт. Даже такие паиньки-тихони как кристаллы, или, там, сталактиты-сталагмиты, по ходу своего безубойного роста пожирают пространство.

И только время сожрать невозможно, поскольку его вовсе нет. Время — ржавая селёдка, приспособа сбивать простофиль с панталыку, чтобы не догадались, что их водят за нос, а на самом деле существуют лишь разные состояния пространства. Пространство освещаемое слева — утро, пространство освещённое справа — вечер.

День единица измерения времени? Чушь собачья!

День — это разность между двумя состояниями пространства. Три яблока минус два яблока будет одно яблоко, а не единица времени.

О! Прости, милая...И, вобщем, ты особо так не пугайся, просто у меня небольшой сдвиг по фазе на тему времени с пространством; честное слово, небольшой, почти даже незаметный, если не слишком присматриваться.

Понимаешь, как только эта сладкая парочка, время и пространство, взбредут на ум—хрясь!—короткое замыкание: весь взъерепенюсь, и — пошёл лепетать взахлёб полную галиматью! Чёрт знает какую чушь городить начинаю, или такую несу околёсицу, что бог ногу сломит. Ни дать, ни взять — Василий Блаженный, только накрученный по смежной тематике.

Однако, не буйствую ничуть, вот уж чёрта с два и Боже упаси. Всё по тихому: сам наплету, да сам же и запутаюсь — тут и бзику конец, а потом на мне снова хоть воду вози...)

~ ~ ~


стрелка вверхвверх-скок