автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 151                                 

- Сию секундочку,- согласилась мисс Даус. С резвой грацией к подзеркаленой золотистости Кантрел и Кочренской Минеральной оборотилась она грациозно, выцедила меру златого виски из хрустального его штофа. Из-за полы своего пиджака м-р Дедалус достал мешочек и трубку. Резво подано!

Высвистнул на мундштуке он пару сиплых флейтонот.

- Ей-бо,- раздумствовал он.- Мне часто хотелось побывать на горах Морна. Там, наверно, сам воздух полон тоника. Но, говорят, если долго грозишься, в конце концов так сделаешь. Да, да.

Да. Он втиснул пальцами очески ее девичьих волос, ее русалочьих, в трубку.

Заусеницы. Очески. Раздумье. Безмолвие.

Никто ничего не сказал. Да.

Весело мисс Даус протирала фужер, тралялялякая:

- О, Идолорес, морей восточных королева.

- М-р Лидвел заходил сегодня?

Вошёл Лениен. Вокруг себя присмотрелся Лениен. М-р Цвейт достиг Эссекского моста. Да, м-р Цвейт пересёк мост Эссекский. Мне надо написать Марте. Куплю бумаги у Дейла. Продавщица там вежливая. Цвейт. Старина Цвейт. Синий цвет во ржи.

Он был во время ланча, мисс Даус сказала. Лениен прошел вперед.

- М-р Бойлан меня не спрашивал?

Он спросил. Она ответила:

- Мисс Кеннеди, м-р Бойлан не заходил когда я была наверху?

Она спросила. Мисс голос Кеннеди в ответ, вторая чашка чая на весу, взгляд её потуплен в страницу.

- Нет. Его не было.

Мисс потупясь Кеннеди, слышала не глядя, всё читала. Лениен вокруг колпака с сэндвичами обвернул, вкругаля, свое тело вокруг.

- Гняньте-ка! Ктосеньки тутоньки в уголочике?

Ни взгляда Кеннеди ему за старанья, он, всё же, продолжал увертюры. Чтоб где точка – тамочки делать стоп. А читать только черненькие: кругляшки это о, а те гнутые – сэ.

Звяк-позвяк извозчичья коляска.

Златодева, она читала и не взглядывала. Ноль внимания. Не замечала, как он читал, без партитуры, басню ей, приплямкивая:

- Лиса вы-стретила жэ-ура-вы-ля. И гэ-о-вы-о-рэ-итт: Сы-унь сы-вой кы-люв мэ-нэ-е вы гэ-ор-лэ-о и вэ-ынньь кы-ость.

Он распевничал зря. Мисс Даус обернулась к своему чаю в сторонке.

Он вздохнул в сторонку.

- Эх, ма! Ох-ти, мне!

Он приветствовал м-ра Дедалуса и получил кивок.

- Поклон от славного сына славному родителю.

- Кто ж это был?- спросил м-р Дедалус.

Лениен благожелательнейше развел руками. Кто?

- Кто был?- спросил он.- Что за вопрос? Стефен, юный бард.

Не выгорело.

М-р Дедалус, славный поединщик, уложил рядом свою сухо набитую трубку.

- Ясно,- сказал он.- Я на долю секунды его было не признал. Говорят, он нынче водится с отборнейшей компанией. Недавно видел его?

Он видел.

- Прямо сегодня осушил с ним чашу нектара,- сказал Лениен.- У Мунея en ville и у Мунея sur mer. Он получил пети-мети за труды своей музы.

Он улыбнулся чаеомытым губам бронзы, внимающим губам и глазам.

- Ирландская elite заглядывала ему в рот. Дородный книгочей, Хью МакХью, наиодареннейший писака и редактор Дублина, и тот юнец менестрель с дикого непросыхающего запада, известный под благозвучным прозвищем О'Меден Берк.

После паузы м-р Дедалус поднял свой грог и:

- Представляю, какая там была пошлятина,- сказал он.- Ясно.

Ему ясно. Он выпил.

Устремив взор на далёкое утро в горах. Опустил стакан.

Посмотрев в направленьи дверей салуна.

- Я смотрю вы переставили рояль.

- Сегодня настройщик приходил,- сказала мисс Даус,- настроить к концерту с выпивкой, и я ещё никогда не слыхала такого изысканного пианиста.

- Да ну?

- Разве нет, мисс Кеннеди? Настоящая классика, знаете. И к тому же слепой, бедняга. И двадцати, я уверена, ещё нет.

- Да, ну?- сказал м-р Дедалус.

Он допил и отбрёл.

- Так грустно смотреть на его лицо, - посочувствовала мисс Даус.

Прокляни тебя Господь, сучий выблядок.


стрелка вверхвверх-скок