автограф
     пускай с моею мордою
   печатных книжек нет,
  вот эта подпись гордая
есть мой автопортрет

великие творения
                   былого

:авторский
сайт
графомана

рукописи не горят!.. ...в интернете ...   
the title of the work

стр. 228                                 

По этому поводу он поделился своим соображением с соседом, излагая своё восприятие случившегося, что по его-де мнению (которое, быть может, и не стоило бы высказывать перед подобной аудиторией) нужно иметь холодный склад ума и ледянящий гений, чтоб не возрадоваться только что оглашенной новости о её разрешении от бремени, по истечении столь незаслуженных мучений. А расфуфыреный хлыщ на это, что, мол, причиной тягости был муж, по крайней мере, полагается чтоб от него, если только она не очередная из Эфесских матрон.

- Должен вам заметить,- сказал м-р Кротерс, трахнув по столу, дабы произвести подчеркивающе гулкий отклик,- старый Алилуйщик сегодня опять наведывался—мужчина в годах, с висячими баками—и наводил через нас справки, как тут "Вильгельмина, женушка моя". Я предупредил его быть начеку, поскольку событие назревает. "Тады, я ищо поднаведуюся". Не могу не восхититься мужской мощью старого лося, что и в таком возрасте сумел вколомбасить ей еще одного младенчика.- Все ударились в восхваления, всяк на свой лад, но помянутый хлыщ не отступался от своего первоначального предположения, будто иной—а не пребывающий с нею в браке—мужчина являлся искомым для заполнения строки кросворда: рассыльный служащий – юный (неискушенный) факелоносец, либо разъезжий торговец необходимыми в любом доме предметами.

Уникальна, отметил гость про себя, и на диво различна присущая им способность метампсихоза, не менее изумляет и то, что родильная палата, или анатомический театр, становятся семинариями подобной разнузданности, но вместе с тем, как только получат академическое звание – и из поклонников пустозвонства враз превращаются в примерных служителей профессии, которую почти все из более-менее выдающихся людей считали благороднейшей. Но, не преминул он добавить, причина, наверно, просто в стремлении найти отдушину для подавляемых эмоций, что распирают каждого из них, и я не раз замечал – пташкам одной масти быть вместе больше сласти.

Но с какой такой—спросить бы благородного лорда, его покровителя—стати этот инородец, один из получивших соизволеньем милостивейшего принца равные гражданские права, возомнил себя вельможным лордом нашего внутреннего демоса? Где же та благодарность, что подсказывается лояльностью? В недавнюю войну при малейшем успехе супостатов с их granados, не этот ли, своего рода, изменник открывал пальбу по империи, в которой сам же и обитает из милости, трепеща за сохраннось своих четырёх процентов? Или даже это он предал забвению, как все прочие предоставленные ему льготы? Может быть, поднаторев в обмане ближних, он, в конце концов, надул и самоё себя, являясь—если эти сведения точны—своим единственным собственноручным утешителем? Вряд ли прослывёшь безупречным, затрагивая спальню почтенной дамы, дочери славного майора, либо заронив—пусть даже самые завуалированные—сомнения в её добродетели, но коль скоро он нарывается на эдакое обличенье (хотя в его же интересах всячески его избегать), то быть по сему. Несчастная чересчур долго и слишком непреклонно была лишена своей законной прерогативы: внимать его попрёкам с каким-либо иным чувством, кроме иронии отчаяшегося. Да как он смеет распускать язык – этот цензор морали, поборник кристальной чистоты, не погнушавшийся, поправ узы природы, делать поползновение к недопустимой связи с домашней прислугой, извлечённой из нижайшего слоя общества? И не обернись служанкина метла её ангелом-хранителем, то её ждала б судьбина египетской Агари! Его тупое упрямство в вопросе пастбищных угодий известно всем и каждому и однажды, задев слух м-ра Каффа, оно вызвало уничтожительную отповедь этого вспыльчивого ранчеро, составленную в выражениях столь же прямых, насколько и буколичных. Вот уж кому никак не пристало выступать с подобной проповедью. Разве не подле его дома лежит обращённая в пустошь нива, взывая о возделывании плугом? Привычка вызывающая порицание в пору полового созревания становится второй натурой и неизбывным позором по достижении средины жизни. Уж коль он взялся в умеренных дозах и кратких замечаниях сомнительного вкуса изливать свой бальзам Гилеадский, чтоб оздоровить поколение неоперившихся юнцов, то пусть его гомеопатия получше согласуется с исповедуемыми им ныне доктринами. Его семейный секретер полон секретов, о коих пристойность побрезгует распространяться. Похотливые предложения увядшей красотки, возможно и утешат его, как попранного и отвергнутого супруга, но этот выскочка-поборник морали и врачеватель язв является, в лучшем случае, растительной экзотикой и, может быть, на своем родимом востоке укоренившись крепнет и процветает, и полнится бальзамом, но, перенесенным в климат поумеренней, утрачивает былую рьяность корней, а выделяемый им сок становится и горек, и тягуч, и непригоден.


стрелка вверхвверх-скок